Государство без сна: каждый восьмой израильтянин страдает от бессонницы

Бессонница у 68-летней Ахувы Павис началась не случайно. За девять месяцев до этого скончался ее муж, и она очень тяжело пережила эту потерю. «Я находилась рядом с ним с 14-летнего возраста, – рассказывает Ахува. – И вдруг оказалась одна. Я все время думала о нем, о своей дальнейшей жизни, и эти мысли не давали мне покоя. Я подолгу лежала в кровати и не могла заснуть. Иногда так продолжалось четыре часа. Потом я отключалась часа на два, и снова просыпалась, и не могла больше заснуть». Врач прописал Ахуве снотворное, и она начала принимать его каждую ночь. «С этого момента все изменилось, – говорит Ахува. – Я снова начала спать. Не так крепко, как прежде, но все-таки ко мне вернулся сон. И, главное, таблетки отгоняют мысли, от которых мне становится нехорошо».

Получить рецепт на снотворное в Израиле не является сложным делом. Практически все, кто страдает от нарушения сна, могут сделать это, обратившись к своему лечащему врачу. «Для того чтобы диагностировать бессонницу, не нужны лабораторные исследования, – объясняет профессор Риви Тауман, директор Института здорового сна при больнице «Ихилов». – Мы ставим диагноз со слов наших пациентов. Те, кто страдает от бессонницы более трех месяцев, могут получить рецепт на снотворное. В Израиле нет достаточного количества врачей, специализирующихся в этой области. Поэтому снотворное выписывает, как правило, семейный врач».

Большинство пациентов довольны тем, что лекарство от бессонницы можно получить без лишних сложностей, но специалисты этим озабочены. Доктор Барух Эльад, работающий в больничной кассе «Маккаби», утверждает, что семейные врачи слишком быстро выписывают снотворное, не проведя перед этим необходимых проверок. «И американские, и европейские объединения врачей рекомендуют немедикаментозное лечение бессонницы, – говорит доктор Гиора Филер из больничной кассы «Клалит». – Только если оно не приносит результатов, можно начинать выписывать снотворное. Я сам выписываю препараты от бессонницы только тогда, когда все остальные средства уже исчерпаны».

Для борьбы с бессонницей врачи рекомендуют установить постоянное время отхода ко сну, заняться йогой и медитацией или попробовать гипнотические сеансы. Кроме того, в некоторых случаях рекомендуется отказаться от дневного сна. Гиора Филер подчеркивает, что необходимо также убедиться, что бессонница не является следствием других заболеваний, от которых страдает пациент, который, возможно, не знает об их существовании.

В Израиле альтернатива медикаментозному лечению от бессонницы, как правило, не рассматривается – это признает и министерство здравоохранения, подтверждающее, что в стране нет достаточного количества специалистов в области когнитивно-эмоциональной терапии. Не проводится и углубленное исследование причин, приведших к нарушению сна. «У семейного врача нет времени для того, чтобы расспросить пациента обо всех его привычках, связанных со сном, – объясняет Тауман. – Кроме того, он не всегда располагает знаниями, необходимыми для того, чтобы дать пациенту рекомендации по возвращению здорового сна. Поэтому в большинстве случаев семейные врачи без всяких колебаний сразу же выписывают снотворное».

Иногда пациенты сами оказывают на врачей давление с тем, чтобы получить вожделенный рецепт, и не желают слышать ни о каких альтернативах. «Когнитивно-эмоциональная терапия не приносит моментальных результатов, – говорит Филер. – Не у всех есть на это терпение. Это не таблетка, которую принял и быстро заснул. У многих нет ни сил, ни денег для того, чтобы ходить на сеансы медитации, и я ни в коей мере не обвиняю этих людей. Государство не субсидирует в достаточной степени эту область медицины. Купить таблетки гораздо дешевле, чем ходить на прием к психологу».

Небезопасное снотворное

Результат этой ситуации – широкое использование снотворных препаратов. Данные, полученные от больничных касс, говорят о том, что в 2021 году их использовали 789 000 израильтян – 8,5 % от общего и 12,5 % от совершеннолетнего населения страны. Для сравнения – в США в 2017-2018 годах снотворное использовали 8,2% совершеннолетних граждан. В Израиле аналогичный показатель намного выше. Но далеко не все пациенты знают о побочных явлениях, к которым может привести применение снотворного.

Например, у 34-летней Рони после применения «Бондормина» начались сильные мышечные боли. И этим дело не ограничилось. «Я действительно стала лучше спать, – рассказывает она. – Но вскоре после этого у меня начало ломить тело, и я стала ощущать слабость. Мне стало труднее собраться с мыслями. В результате я приняла решение прекратить принимать таблетки». По словам Рони, ее врач ни разу не предложил ей попробовать когнитивно-эмоциональную терапию.

Некоторые специалисты опасаются, что снотворное может вызывать привыкание. С этим согласны не все. Профессор Ярон Даган, заведующий отделением здорового сна больницы «Ассута», утверждает, что не существует ни одного серьезного исследования, доказывающего установление зависимости от снотворных препаратов, сходной с наркотической. «Пациент, прекративший принимать снотворное, не испытывает непреодолимой тяги к повторному приему этого препарата», – подчеркивает он.

В то же время доктор Паула Рошка, возглавляющая в министерстве здравоохранения отдел по борьбе с наркотической зависимостью, считает, что лекарство от бессонницы может вызвать привыкание. «Снотворное обладает таким эффектом, – утверждает она. – В основном это относится к таким препаратам, как «Бондормин» и «Лориван». Некоторым людям после того, как они прекращают их принимать, приходиться лечиться от возникшей у них зависимости. Снотворное не только помогает уснуть, оно и обладает общим успокаивающим эффектом. У определенной группы людей это вызывает сильное привыкание».

Том Левинсон, TheMarker, Д.Л. Фото: Pixabay ⊥√

Метки:


Читайте также