Газовая война Путина

Президент России превратил газоснабжение в эффективное оружие, а европейцы оказались не готовы к войне. Амит Мор в интервью «Давар» заявляет: «Европу ждет холодная и очень дорогая зима».

Доктор Амит Мор, гендиректор компании Eco Energy Strategic Economic Consulting и старший преподаватель Университета Райхмана, объясняет, что российский президент не впервые использует поставку природных ресурсов в качестве экономического оружия и что планы Путина «уморить» Запад, лишив его газа, четко прописаны в его диссертации (Кандидатскую диссертацию «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений» Владимир Путин защитил в 1997 году. – Прим. НЭП).

«Путин использует свое экономическое оружие Судного дня: экспорт газа в Европу, – говорит Мор. – В последние дни это привело к росту цены до 40 долларов за миллион БТЕ (тепловых единиц). Цена сжиженного газа на международных рынках тоже возвращаются к рекордным уровням».

– Чем руководствуется Путин?

– Владимир Путин – эксперт по экономике и геополитике в области энергетики, природных ресурсов и минерального сырья. Он реализует тезисы своей диссертации.

– И каковы же тезисы его диссертации?

– Он утверждал, что Борис Ельцин, первый президент России, совершил серьезную ошибку, приватизировав энергетические, зерновые и минеральные компании. В то время Россия теряла свое экономическое и военное положение в мире, и Путин утверждал, что стране следует вернуться к максимально возможной национализации этих компаний, чтобы получить экономическую и политическую власть, главным образом за счет контроля над экспортом нефти и газа.

– И он реализовал этот тезис?

– Да. Начиная с 2000 года, когда Путин пришел к власти, он последовательно работал над восстановлением контроля над нефтегазовыми компаниями, включая выкуп компаний, которые были приватизированы. Ярким примером является ЮКОС, который контролировал Михаил Ходорковский, отправленный Путиным в тюрьму. Другие примеры – «Газпром», большую часть акций которого купило государство, и компании типа «Роснефти», в которых государство увеличило свою долю. Путину понадобилось 20 лет, но сейчас, с началом войны в Украине, он самым эффективным образом реализует тезисы своей диссертации.

– Были ли какие-то ранние признаки этого?

– Предвестником стали события января 2006 года, когда Путин прекратил все поставки газа в Европу, которые на тот момент осуществлялись только по трубопроводу в Украине.

– Что произошло?

– У Путина был конфликт с тогдашним президентом Украины Виктором Ющенко, который отказался погасить долг на сумму 3 миллиарда долларов, который накопился из-за повышения цены на российский газ. Накануне Нового года, во время обрушившейся на Европу волны арктического холода, Путин приказал закрыть вентили трубопровода на российско-украинской границе, что привело к перерывам в электроснабжении в Европе и гибели многих граждан из-за сильного холода.

– Чем все закончилось?

– Семь европейских премьер-министров, в том числе Тони Блэр, прибыли к нему на поклон, умоляя возобновить поставки газа европейским странам и уверяя, что готовы выступить посредниками в переговорах с Украиной, хотя и не являются стороной конфликта. Поставки газа были возобновлены только через три недели.

– Извлекли ли в Европе уроки из этого случая?

– Нет. Европейские страны даже увеличили свою зависимость от Путина, и перед войной на долю России приходилось около 40% газа, потребляемого европейцами. Сегодня они за это расплачиваются, и не только они, но и многие другие страны.

– Что происходи сегодня?

– Уровень запасов газа в Европе очень низок по сравнению с тем, что ожидалось в это время года, около 60%. Цель – дойти до 90% к осени, чего явно не произойдет. «Газпром» уменьшил поставки газа по трубопроводу «Северный поток – 1». Его пропускная способность составляет около 55 миллиардов кубометров газа в год, а сегодняшние поставки едва превышают пятую часть. Неясно, увеличатся ли поставки в будущем или даже уменьшатся.

– Нарушает ли Россия контракты, подписанные «Газпромом?

– Россия строго выполняет долгосрочные контракты, но сократила экспорт газа в страны, у которых нет таких договоров. Цель сокращения поставок, как и требование платить в рублях, – создать конфликт между европейскими странами. Поэтому Болгария и Финляндия больше не получают газ из России. Оплата в рублях не меняет цен, которые по-прежнему номинированы в долларах или в евро, но Европу ждет холодная и очень дорогая зима

В прошлом месяце ЕС принял решение о 15-процентном уменьшении потребления газа, что потребует нормирования: сокращения часов отепления и подачи электроэнергии, а также уменьшения объемов промышленного производства. Сложность реализации такого решения вызывает внутренние разногласия среди стран – членов ЕС.

– Каковы экономические последствия?

– Прежде всего – скачок цен на электроэнергию. В Израиле цена повысилась на 8,6%, а в Европе на 30-80%. Оптовые цены на электроэнергию выросли с 50-80 долларов до пика в 400 долларов за мегаватт-час. Правительства вынуждены субсидировать цены на электроэнергию и газ на десятки миллиардов евро.

– И это совершенно не связано с себестоимостью добычи газа?

– Нет, это циничная эксплуатация политической ситуации. Себестоимость добычи газа не изменилась. Путин нажимает на курок газового пистолета и втягивает Европу и многие другие страны в экономический кризис в ответ на жесткие экономические санкции, наложенные на Россию после вторжения в Украину.

– Как реагирует Европа на российскую политику?

– Европейцы решили ускорить внедрение электромобилей, предприняли энергичные шаги по поощрению энергосбережения и эффективности и даже возобновили обсуждение использования ядерной энергии. В то же время в краткосрочной перспективе европейские страны во главе с Германией, Нидерландами и Австрией вынуждены значительно увеличить использование угля, древесины и даже нефти для производства электроэнергии и отопления. Это приводит к тому, что цена на уголь на мировых рынках поднялась до исторических максимумов – с 60-90 долларов за тонну в 2019 году до сегодняшних 350-400 долларов. Это, кстати, и причина повышения цен на электроэнергию в Израиле.

– Как это влияет на шансы экспорта газа из Израиля в Европу?

– Европа ищет любые дополнительные источники газа. Недавно был подписан меморандум о взаимопонимании между Евросоюзом, Израилем и Египтом об импорте дополнительного газа из региона. Уже сегодня Европа покупает египетский газ у заводов по производству сжиженного природного газа в Египте. Вместе они могут экспортировать 17 миллиардов кубометров в год. Большая часть их экспорта идет в Европу, в том числе в Турцию.

По моей оценке, 10-15% этого количества поступает в Египет из Израиля. «Шеврон» и ее партнеры по разработке месторождения Левиафан намерены увеличить экспорт газа в Египет через дополнительный трубопровод, таким образом, еще больше израильского газа в конечном счете будет поступать на европейские рынки. При этом «Шеврон» с партнерами готовы финансировать строительство плавучих заводов по производству сжиженного природного газа (FLNG) в экономических водах Израиля.

– Какова ваша позиция по экспорту и газопроводу в Европу?

– Если в экономических водах Израиля будут обнаружены и разработаны дополнительные газовые месторождения, то можно будет реализовать все проекты одновременно, при этом увеличив запасы, которые будут поддерживать экономику Израиля в ближайшие 30 лет. На мой взгляд, разумно предположить, что экспортная квота в размере 400 миллиардов кубометров в год будет исчерпана в течение двух ближайших десятилетий.

Поставщики и правительство Израиля должны будут определиться с приоритетами. В настоящее время приоритетным направлением является увеличение объемов сжижения в Египте и поставки оттуда сжиженного газа (СПГ) в Европу.

– Какие уроки следует извлечь Израилю из нынешнего кризиса?

– Мы должны продолжать диверсификацию источников энергоснабжения. Нам необходимо строить больше электростанций, работающих на возобновляемых источниках энергии. Нужно ускорить переход на электромобили и в то же время продвигать создание электростанций на газе, чтобы к концу десятилетия у нас не закончилось электричество.

Эрез Равив, «Двар ха-овдим б'Эрец-Исраэль». Фото: Pixabay √

Метки:


Читайте также