Я не уверена, что это явление знакомо медицине, но в последние годы у меня появилось аллергия на слово. Когда я сталкиваюсь с эпитетом «естественный», будь то на упаковке сока или в политической дискуссии, я прямо испытываю зуд – метафорически говоря.

Это слово так много раз использовалось в истории человечества для оправдания несправедливости и угнетения, во имя, казалось бы, «естественных» различий между людьми, что оно полностью утратило свой первоначальный смысл.

В настоящее время совершенно очевидно, что все, относительно чего возникает сильное желание объявить это «естественным», может оказаться полной противоположностью этому. От «натуральных компонентов» и «естественного внешнего вида» до фундаментальных предположений о «природной» роли женщины в семье.

Поэтому, когда я прочитала на этой неделе, что министр внутренних дел Айелет Шакед теперь намеревается содействовать «приемным комиссиям в населенных пунктах», механизму расистской фильтрации и проверки будущих соседей в мошавах и кибуцах, я не удивилась, что это было сделано, среди прочего, во имя «естественного прироста».

Еще одно перевернутое выражение, не имеющее ничего общего с природой и естественностью. В тени жилищного кризиса и растущей потребности в уплотнении строительства, Шакед хочет стимулировать строительство жилья в сельской местности. До сих пор все в порядке, шаг положительный.

Мошавники и кибуцники, со своей стороны, заинтересованы в решении проблемы «естественного прироста», имея в виду, что их дети будут иметь врожденное право жить рядом с ними, и они всеми силами борются за сохранение этой привилегии, как если бы государственные земли являются их частной собственностью. Поэтому, чтобы жители были достаточно любезны и разрешили строительство, Шакед разрешает им расширить селекцию.

Борьба с приемными комиссиями в основном закончилась в последние годы слабым выговором со стороны Высшего суда справедливости и выдаче разрешения на работу комиссий по приему в населенных пунктах до 400 семей на Голанах, в Негеве и Галилее.

Теперь Шакед хочет разрешить приемные комиссии в населенных пунктах до 700 семей. «Население в сельской местности приходит в упадок... Даже детям местных жителей негде жить», - пояснила она.

Но почему даже? Имеют ли дети жителей израильских городов  «естественное» право жить со своими родителями в одном здании, на улице или в одном районе? Обязано ли государство разрешить это детям Рамат-Гана?

Шакед добавила: «Если мы признаем правду, населенные пункты, очевидно, не упразднят свои приемные комиссии... Необходимо снять существующее ограничение на количество единиц жилья, которое будет проходить в приемных комиссиях, иначе строительства не будет».

Короче: шантаж. Они соглашаются на строительство на общественных землях только в том случае, если оно предназначено для их детей (или, в лучшем случае, им подобных).

По-настоящему экономически либеральный министр внутренних дел, каким претендует быть Шакед, упразднила бы комиссии, чтобы позволить реальную конкуренцию за квартиры в сельской местности.

Заявление о «естественном приросте» - это как раз то утверждение, каким еврейские поселения за «зеленой чертой» пользуются как оправданием для их бесконечного расширения. Вдохновленные кибуцами, и в поселениях на территориях верят, что их дети имеют какое-то странное «естественное» право жить в том же месте, где живут их родители. Причем мало того, что они  в это верят, но это также стало политическим аргументом.

Например, в интервью New York Times после вступления в должность Нафтали Беннет, знакомый с этой риторикой из своего прошлого в Совете еврейских поселений, заявил, что в вопросе поселений «Израиль продолжит свою стандартную политику естественного прироста». Потому что и на территориях есть те, кому «естественно» расти рядом с домом своих родителей (евреи), а есть те, кто не имеет этого права (палестинцы).

В обоих случаях в «естественном приросте» нет ничего естественного. Дети не имеют врожденного права жить рядом с родителями - ни в кибуце, ни в поселении. В случае поселений оправдание было направлено на то, чтобы сорвать решение о создании двух государств, а в случае с кибуцами - сохранить семейную монополию на земли.

Ноа Ландау, «ХаАрец», И.Н. Фото: Лиор Мизра

Метки:


Читайте также