«Если нам не удастся найти решения путем переговоров, нам придется выйти на улицы»

Председатель Гистадрута Арнон Бар-Давид ставит перед собой две основные задачи: повышение минимальной заработной платы и рамочное соглашение об увеличении зарплат в общественном секторе.

Вы хотите достичь соглашения о повышении заработной платы в госсекторе еще при нынешнем переходном правительстве?

– Да. Правительство – переходное, но это не значит, что оно ничего не контролирует и ничего не в состоянии сделать.

И как долго вы готовы ждать?

– До конца августа, конечный срок – 1 сентября. Вполне возможно, что мы скооперируемся с учителями [возглавляемый Яффой Бен-Давид профсоюз учителей не является частью Гистадрута, возглавляемого Бар-Давидом – НЭП].

К этому сроку вы хотите добиться подписания договора?

– Я хочу увидеть значимый прогресс на переговорах, и это вполне осуществимо.

Вы готовы на временный договор, который будет в силе до формирования следующего правительства?

– Есть два варианта. Либо я иду на полное рамочное соглашение, что при переходном правительстве проблематично, либо на временный договор, скажем на год – на договор, который компенсирует работникам эрозию их зарплат из-за инфляции.

На сколько вы хотите повысить зарплаты?

– Дело сейчас не в цифрах. Ясно, что необходимо значительное повышение зарплат, которое обеспечит хотя бы частичную компенсацию растущей дороговизны жизни. Я ожидаю, что правительство пойдет нам на встречу. Мы проявили высокую ответственность в период эпидемии коронавируса и стабилизировали экономику с помощью пакетной сделки. За один квартал государство покрыло весь бюджетный дефицит, образовавшийся во время эпидемии. Теперь я ожидаю, что государство засунет руку в карман, использует профицит бюджета и даст работникам то, что им причитается.

Вы говорили об этом с премьер-министром?

– Лапид вступил в должность неделю назад и был занят визитом Байдена. Я надеюсь встретиться с ним на следующей неделе. Дороговизна жизни – болезненная проблема, и я уверен, что премьер-министр со мной согласится.

Повторю то, что я сказал на последней профсоюзной конференции в Тель-Авиве: я не допущу, чтобы Израиль превратился в богатую страну с безумными и растущими из месяца в месяц излишками доходов, в которой живут бедные граждане.

Вы поднимали этот вопрос на встречах с министром финансов?

– Либерман в курсе, но переговоры идут трудно и медленно. Поэтому я и установил конечную дату, 1 сентября. Если нам не удастся договориться, придется выбрать иной путь.

Лидеры Израиля поняли, что профсоюзы – это не проблема, а решение проблемы?

– Они научились принимать как факт, что есть Гистадрут и рабочие комитеты. В конце концов, профсоюзы и политики идут рука об руку во всем мире.

«К сожалению, сегодня партия «Авода» – не мой дом»

Бар-Давид заключил договор, в рамках которого к 2025 году минимальная заработная плата должна была вырасти до 6000 шекелей. Сегодня минимальная зарплата составляет всего 5300 шекелей. Депутаты кнессета от партии «Авода» посчитали, что заработная плата должна расти быстрее, и выступили против сделки, которую Гистадрут подписал с работодателями и министерством финансов.

Вы злитесь на партию «Авода» за то, что она не поддержала повышение минимальной заработной платы в рамках пакетной сделки?

– Я возмущен направлением, которое взяла партия в целом. К сожалению, сегодня эта партия – не мой дом, как это было раньше. Это лишь руины того, что когда-то было моим родным домом.

Вы дистанцировались от партии «Авода»?

– Сегодня я чувствую себя как дома во всех партиях, есть у меня друзья и в партии «Авода». В этом преимущество Гистадрута. Я, как профсоюзный лидер, считаю, что нам не нужна одна единственная партия. Рабочие комитеты есть везде, и мы должны представлять интересы всех израильтян.

Есть ли категории работников, до которых труднее достучаться?

– Очень сложно войти в отрасль высоких технологий. Сейчас в хайтеке все хорошо, но я уже говорил, что в какой-то момент процветание прекратится, и тогда мы сможем им пригодиться.

«Все знают, что я могу сделать пару телефонных звонков и «закрыть» страну»

Время от времени члены кнессета поднимают вопрос о возможности запрета права на забастовку. Формирующие общественное мнение правые экономические круги и институты, такие как «Форум Коэлет», подпитывают парламентариев этими идеями.

– Есть ли угроза праву на забастовку в Израиле?

– В 2019 году была. Сегодня нет никакой угрозы праву на забастовку. Этот вопрос не стоит на повестке дня ни у одной из партий.

Однако есть члены кнессета, готовые оспорить безусловное право за забастовки.

– Всегда были. Но их вес очень мал, и меня это не беспокоит.

А что будет, если к власти придет Нетаниягу?

– Должен вам сказать, что у меня много друзей в «Ликуде», и я знаю, как работать с любым премьер-министром. Мы спокойны. С Гистадрутом считаются все. И все знают, что я могу сделать пару телефонных звонков и «закрыть» страну.

«Я боюсь, что молодежь уедет из Израиля»

Бар-Давид обеспокоен экономической реальностью, с которой сталкиваются молодые люди в Израиле, в том числе в сфере жилья. «Я встревожен, – говорит он, – правительства годами не занимались жилищным кризисом. Мы должны дать надежду молодым парам, которые сегодня не могут купить квартиры».

– Что Вы предлагаете?

– Увеличить финансирование и предоставлять 90% ипотеки. Сегодня молодоженам в конце концов приходится выходить на частный рынок и брать дорогие дополнительные кредиты. Почему бы государству не давать молодой паре условную государственную ссуду на первую квартиру?

Государство должно позаботиться о молодежи. Высвобождать больше земли, строить по доступным ценам. Боюсь, молодое поколение сбежит отсюда, потому что квартиры за границей стоят вдвое дешевле. Это скандал. Государство должно раскошелиться.

– У Израиля бюджетный профицит на десятки миллиардов. Вас не злит, что министерство финансов скупится и не выделяет денег на насущные нужды?

– Минфин неоднороден. Есть бюджетный отдел, который не дает тратить деньги. Там всегда готовятся к следующему кризису. Но кризис уже здесь, он здесь и сейчас. И медлить нельзя, настало время тратить. Если бензин подорожал, сдержите рост цен. Если продукты становятся дороже, введите контроль цен на большее число видов продуктов. При желании государство может сделать очень многое. Но бюджетный отдел против, и это, конечно, злит меня.

Почему люди в бюджетном отделе так «жадничают»? Разве они не видят, что происходит с людьми, которые живут рядом с ними?

– Это у них встроенное, чуть ли не биологическое. Из поколения в поколение проводится одна и та же политика: «Сэкономь деньги, сдержи расходы, не трать». Нам нужен минфин, который был бы менее капиталистическим и более сострадательным к гражданам страны.

Таль Каспин и Гиль Плоткин, «Двар ха-овдим б'Эрец-Исраэль». Фото: Эяль Туэг⊥

 

Метки:


Читайте также