Интервью

Эпидемия: не пора ли менять критерии заболеваемости?

Трудно найти индикаторы, которые столь же сильно и так же быстро влияли ли бы на экономику Израиля, как показатели заболеваемости коронавирусом. Ведь именно на эти показатели ориентируется правительство, взвешивая решение о продлении карантина. Сравниться с ними может разве что индекс потребительских цен.

Общее между пригоршней «коронавирусных» показателей и индексом цен еще и в том, ЦСБ раз за разом обвиняют в предвзятости, утверждая что этот индекс неверно оценивает, то есть, занижает реальные расходы израильтян. Теперь же то же самое утверждают и в отношении индекс инфицирования (R), измеряющего скорость распространения эпидемии.

В Еврейском университете обращают внимание на то, что в отличие от предыдущих карантинов сегодня снижение индекса инфицированности не приводит к снижению числа вновь заразившихся и количества тяжелобольных. Во всяком случае, корреляция много слабее, чем прежде.

На запрос WallaNews в Институте Вейцмана пояснили, что возможная причина – появление британской мутации, которая приводит к гораздо более быстрому распространению эпидемии, и потому, опять-таки, возможно, существующий индекс инфицирования нуждается в коррекции.

Амос Азария, ведущий сотрудник кафедры компьютерных исследований Ариэльского университета, разрабатывающий математические модели распространения эпидемии, объяснил НЭП, с чем это связано и когда эпидемия пойдет на спад.

– Прежде всего: как рассчитывается индекс инфицирования?

– Элементарно. Делят среднее число вновь инфицированных за последние несколько дней на такой же показатель за те же дни неделей или месяцем раньше. Если, скажем, сегодня обнаружили 1000 инфицированных, а неделю назад их было 500, то R равен двум. Иными словами, эпидемия быстро распространяется: каждый заболевший заражает двух человек. Если R меньше единицы, вот как сегодня, например, когда он близок к 0,9, это свидетельствует о затухании эпидемии.

– Так почему же наметилось расхождение: коэффициент инфицирования снизился, а число тяжелобольных почти не снижается? Почти не меняется и доля положитльных тестов.

– Потому что изменилась выборка. Сегодняшние 9% положительных тестов это совсем не те 9%, которые фиксировались еще несколько недель тому назад. Раньше это была почти случайная выборка, а сегодня проверяют, прежде всего, «подозрительных» – тех, у кого есть симптомы. К тому же сокращен срок самоизоляции – в обмен на дополнительный тест, то есть, речь идет о людях, у которых с большей долей вероятности обнаружат вирус. Думаю, что если бы была возможность одновременно проверить все 9 миллионов израильтян, доля положительных тестов была бы гораздо меньше.

– Насколько изменились правила игры после появления британской мутации?

– Изменились, но меньше, чем это часто утверждается. Нередко можно прочитать, что на долю подхвативших «британский вирус» приходится чуть ли не половина всех инфицированных. Наши математические модели показывают, что таких – не более 15-20%. В противном случае показатели заболеваемости были бы гораздо более высокими.

– Что это означает применительно к коллективному иммунитету и к срокам окончательной победы над эпидемией?

– Раньше, до появления английского новичка, для этого было необходимо вакцинировать примерно 60-65% населения, теперь же, вероятно, для этого потребуется добиться вакцинации на уровне 70-75%.

– Что бы Вы посоветовали правительству? Продлевать или не продлевать карантин?

– Трудный вопрос. Наверное, я бы порекомендовал вернуться к программе «Светофор», то есть – продолжить карантин в «красных» населенных пунктах и отменить его во всех остальных.

Евгений Весник, НЭП. На снимке: Амос Азария. Фото: пресс-служба Ариэльского университета˜



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend