Экономика не в застое – но есть предупредительные сигналы

Можно успокоиться. Неожиданное сокращение темпов экономического роста в первом квартале нынешнего года не имеет практически никакого значения. Опубликованные 16 мая статистические данные, в соответствии с которыми экономика страны сократилась на 1,6% в годовом исчислении, не означают – по крайней мере пока – настоящего отката назад.

Отрицательный рост, зафиксированный ЦСБ, – это своеобразная корректировка экономических показателей на фоне резкого скачка экономики в последнем квартале минувшего года. Тогда темп увеличения объема производства составил в годовом исчислении 15,6%. Если сравнить показатели первого квартала нынешнего года с аналогичным периодом года минувшего, то выяснится, что экономический рост Израиля достигает 9%.

На отрицательные показатели первого квартала повлиял еще один фактор: увеличение объема импорта на 17,3% в годовом исчислении. Этот скачок связан с тем, что в начале года многие компании решили пополнить свои запасы – в частности, вследствие российского вторжения в Украину. Есть и еще одна причина: после открытия неба сотни тысяч израильтян отправились за границу и совершили там многочисленные покупки, которые были учтены статистикой как импорт туристических услуг.

Несмотря на то что увеличение личных расходов, как правило, добрый признак, покупки за рубежом тормозят экономический рост. В соответствии с законами государственной бухгалтерии, объем импорта вычитается из объема местного производства. Чем больше импорт – тем меньше ВВП.

Именно поэтому в банке «Леуми» не придают серьезного значения отрицательным показателям первого квартала. Главный экономист банка Гиль Бафман считает это «техническим снижением». «Мы не наблюдаем никаких признаков снижения спроса», – говорит он.

Но это все еще не означает, что ответственные за экономическую политику могут почивать на лаврах. В статистических данных за первый квартал есть по крайней мере три элемента, которые должны вызывать их тревогу за ближайшее будущее – особенно если учесть резкое снижение курса основных акций на крупнейших биржах мира в начале нынешнего года.

1. Хайтек сокращается

Во время кризиса, вызванного эпидемией коронавируса, хайтек продемонстрировал завидную устойчивость. Он на себе вытащил израильскую экономику в тот момент, когда другие ее отрасли буксовали. Но в первом квартале нынешнего года экспорт услуг, большинство которых приходится на долю хайтека, сократился на 21,4% в годовом исчислении.

Падение объема экспорта связано в том числе с замедлением развития высокотехнологичной отрасли. «Экзит» основателей стартапов и привлечение средств из-за рубежа учитываются иногда как экспорт (а не как инвестиции), и это соответствующим образом влияет на показатели экономического роста. Если «экзитов» и иностранных денег становится меньше, то поджимается и экономика.

В течение первого квартала нынешнего года израильские стартапы мобилизовали 5,6 млрд долларов. Но это меньше, чем за аналогичный период 2021 года, когда этот показатель составил 8,1 млрд долларов. Что еще важнее – биржевой индекс NASDAQ упал с начала нынешнего года на 25%. Это портит настроение на Уолл-стрит и отрицательно влияет на возможность «экзитов» и сбора средств для стартапов. Таким образом, этот процесс представляет угрозу для израильского экспорта.

Вследствие продолжившегося в течение апреля – первой половины мая снижения акций на Нью-Йоркской бирже, тут есть чем озаботиться. «В первом квартале компаниям еще удалось изыскать за рубежом значительные средства, но, если во втором квартале они не найдут подобных сумм, объем экспорта услуг сократится еще резче», – говорит Виктор Бахар, начальник экономического отделения банка «Хапоалим».

«Компаниям придется использовать те деньги, которые им удалось накопить до сих пор, – объясняет он. – А в условиях крупных трат и ограниченного притока средств они будут гораздо осторожнее производить прием новых работников». Это означает, что в течение последующих кварталов текущего года паровоз израильской экономики может серьезно пострадать.

2. Эффект испаряющегося богатства

Рост потребления во время эпидемии коронавируса во многом объяснялся так называемым эффектом богатства. Потребители, которые видели, что их имущество, будь то акции или недвижимость, растет в цене (по крайней мере на бумаге), тратили больше денег, руководствуясь ощущением собственного богатства – несмотря на то что их реальный доход не изменился.

Именно поэтому личное потребление в 2020-2021 годов возросло. В это время держатели акций и недвижимости записали на свой счет баснословные прибыли. Так, например, только за минувший год квартиры в Израиле подорожали на 16%.

Но в первом квартале 2022 года в условиях растущей инфляции акции начали падать – и не только акции компаний хайтека. На Тель-Аавивской бирже с начала нынешнего года индекс Tel-Aviv 35 упал более чем на 5%. Все это привело к сокращению частного потребления. Виктор Бахар и другие специалисты полагают, что оно продолжит сокращаться по мере снижения стоимости имущества.

3. Инфляция сокращает покупательную способность

В Израиле инфляция относительно низкая – в марте она составила 4%, в то время как в США – более 8%. Инфляция и рост стоимости жизни оказывают отрицательное влияние на производство. Его объем измеряется количеством – чем выше цены, тем меньше покупают граждане. Соответственно, сокращается и производство.

«Инфляция наносит удар по покупательной способности граждан», – говорит Бахар. По его мнению, несмотря на связанный с этим отрицательный эффект, Банк Израиля уже на будущей неделе повысит ключевую ставку – в том числе из-за того, что квартиры в феврале-марте подорожали на 2%. В то же время, считает Бахар, ключевая ставка может быть повышена незначительно – на 0,25%.

Главный экономист финансовой компании IBI Рафи Гозлан также считает, что на данном этапе Банк Израиля не будет предпринимать драматических шагов. «Статистика экономического роста в сочетании с инфляционными ожиданиями предполагает постепенное повышение ключевой ставки – я считаю, что на будущей неделе она будет повышена на 0,25%», – говорит он.

«Несмотря на сокращение темпа экономического роста, объем производственной деятельности очень высок, – подчеркивает Гозлан. – Мощь рынка труда в течение нынешнего года тоже поддержит сохранение спроса».

Нати Тукер, TheMarker, Д.Л. Фото: Pixabay √

Метки:


Читайте также