Экономические интересы, стоящие за соглашением с Ливаном

Морская граница с Ливаном представлена как территориальный вопрос, но за кадром – экономическое давление и желание расширять инвестиции в добычу газ. Эксперт: «Граница – обязательное условие для инвестиций в разработку месторождений, строительство завода по сжижению газа или трубопровода в Европу».

Давление, оказываемое США на Ливан и Израиль с целью достижения компромисса по вопросу о морской границе, во многом обусловлено экономическими интересами. Помимо внутренних израильских интересов, согласно которым каждая признанная израильская граница представляет собой дипломатическое и политическое достижение, способствующее стабильному существованию страны, только изменения в энергетическом и газовом секторах объясняют, почему вплоть до последнего десятилетия демаркацией морской границы вообще никто не занимался.

Соглашение о демаркации морской границы с Ливаном – часть глобальной стратегической картины, которая в основном сводится к вопросу о газе. Способность враждующих между собой стран к сотрудничеству в этой области является и важным признаком способности обеспечить реализацию региональных проектов, намного более масштабных, чем разработка того или иного месторождения в спорном районе.

Юридически морская территория страны делится на две части – территория на расстоянии 12 морских миль (около 22 километров) считается суверенной территорией страны. Потом идет исключительная экономическая зона (до 220 морских миль, или около 370 километров), которая не является территорией государства, но только оно имеет право на распределение морских ресурсов моря, и это право сугубо экономическое. Всем другим государствам разрешено свободно проходить через эти воды и даже прокладывать в них инфраструктуру, такую как газопроводы или электрокабели.


На практике при отсутствии соглашения ни одна международная нефтегазовая компания не соглашалась работать в Ливане, да и Израиль избегал разработки месторождения в спорном районе, так что соглашение – достижение для обеих сторон, но еще важнее общая картина.

«Создание атмосферы сотрудничества – обязательное условие для инвестиций в инфраструктуру»

«Если Израиль и Ливан смогут сотрудничать по такому вопросу, это будет важным знаком для продвижения гораздо более крупных проектов в газовом секторе», – говорит доктор Элай Реттиг, преподаватель кафедры политологии в Университете Бар-Илан и эксперт по энергетике. – Сегодня, несмотря на острую нехватку газа в Европе и желание отказаться от его покупки в России, в нашем регионе до сих пор недостаточно газа для финансирования совместных проектов, таких как газопровод Eastmed или даже дополнительный завод для экспорта сжиженного природного газа (СПГ)».

Израиль сегодня экспортирует в Египет газ, который сжижается с помощью существующей там инфраструктуры, работающей на пределе своих возможностей. Увеличение экспорта требует новых заводов СПГ и новых трубопроводов. Таким образом, безопасность при добыче газа из месторождения Кариш имеет важное значение для таких экономически выгодных усилий, но Израиль подписал меморандум о взаимопонимании с Египтом и Евросоюзом, предусматривающий гораздо более масштабный экспорт газа, который в настоящее время невозможен и не будет возможным только на базе мощностей по сжижению газа в Египте.

«Все эти проекты также требуют долгосрочного финансирования, уверенности в безопасности и особенно – в достаточных запасах газа. Даже те 400 млрд кубометров, которые Израиль разрешил экспортировать, сегодня экспортировать невозможно. Только если в нашем регионе будут обнаружены дополнительные и крупные газовые месторождения, то с учетом кипрского месторождения Афродита инвестиции в развитие инфраструктуры будут оправданы, – говорит Реттиг. – Газ – очень важный фактор в соглашении о границе с Ливаном. Создание атмосферы сотрудничества или по крайней мере устранение взаимных угроз – необходимое условие для инвестиций в развитие инфраструктуры, будь то разведка газа, разработка месторождений, строительство завода по сжижению газа или прокладка трубопровода в Европу».

Экономические интересы

Сегодня основной экономический интерес Израиля заключается в обнаружении новых месторождений газа и продажа его по максимально возможной цене. Наряду с этим в меньшей степени существует политическая заинтересованность в том, чтобы помочь Европе заменить поставки из России.

Экономический интерес Израиля ясно следует из текста соглашения, а юридический советник правительства Гали Бахарав-Миара заявила: «Соглашение поможет повысить вероятность привлечения международных компаний к разработке существующих и поискам новых месторождений газа. Это способно положительно сказаться на энергетике Израиля и обеспечить значительную финансовую прибыль. За счет экспорта в Европу, отчаянно нуждающуюся в природном газе».

В заключении Совета национальной безопасности и министерства иностранных дел Израиля также лаконично подчеркивается заинтересованность, связанная с освоением запасов газа и его экспортом: «По данным министерства энергетики, спор по поводу морской границы вместе с нестабильной энергетической ситуацией в Ливане привели к трениям вокруг израильских газовых платформ в Средиземном море. <...> Достижение соглашений с Ливаном по этому вопросу может привести к ослаблению напряженности и к заинтересованности международных компаний в поисках новых месторождений».

По мнению Хена Бар-Йосефа, исполняющего обязанности уполномоченного по нефти в министерстве энергетики, разработка ливанского месторождения Кана, запасы газа в котором вообще неизвестны, не имеет большого значения. Гораздо важнее обеспечение безопасности при добыче газа из израильского месторождения Кариш и возможности поиска новых месторождений в приграничной зоне.

Ливан по-прежнему будет испытывать трудности с привлечением инвесторов

Несмотря на трудности, Израилю удалось привлечь компании к разработке трех месторождений на своей морской территории по сравнению с отсутствием каких либо-либо подвижек в Ливане, где сегодня производимой электроэнергии достаточно лишь для нескольких часов в день. Политическая нестабильность в Ливане – фактор, который удерживает газодобывающие компании от работы в прибрежных водах страны.

Майк Азар, занимающийся финансовыми решениями экономического кризиса в Ливане, сильно сомневается в том, что соглашение о морской границе способно продвинуть Ливан – в свете многих других препятствий страны, а также ввиду практического права вето, которое соглашение дает Израилю в отношении разработки месторождения Кана. По его мнению, ливанская экономика сама по себе слишком мала и хрупка, чтобы экономически оправдать разработку, а экспорт газа возможен только с согласия Израиля и, разумеется, вообще только в том случае, если будут найдены коммерческие объемы газа.

Эрез Равив, «Двар ха-овдим б'Эрец-Исраэль». Фото: Амос Бен-Гершом, GPO √

Метки:


Читайте также