Рынки

Экономические дивиденды от «соглашений Авраама»: ОАЭ и Бахрейн

В интервью НЭП специалисты по странам Персидского залива заявляют, что договор с Бахрейном вряд ли заметно скажется на экономических показателях Израиля, но отмечают высокий политический потенциал соглашения.

Доктор Моран Зога, старший научный сотрудник кафедры геополитических исследований Хайфского университета, пояснила, что экономический эффект от договора с Бахрейном будет на порядок меньше по сравнению с Объединенными Арабскими Эмиратами.

– Но ведь Израиль теперь сможет поставить Бахрейну продвинутые средства обеспечения безопасности, в которых наверняка нуждается эта небольшая страна?

– Сомневаюсь. В Бахрейне, как вы, наверное, знаете, базируется Шестой американский флот, и остров вряд ли нуждается в какой-то дополнительной защите. «Большие деньги» – это оружие, а Бахрейну оно ни к чему. Американские компании тоже не смогут рассчитывать на масштабные сделки. Ничего подобного продаже истребителей F-35 не ожидается.

– А нефть? Насколько Израиль заинтересован в поставках черного золота из Бахрейна?

– Вряд ли это особенно перспективное направление, Поставки нефтепродуктов потребуют огромных капиталовложений, и это уже не говоря о том, что в таком случае Бахрейну придется конкурировать с ОАЭ.

– Так что же остается?

– Остается туризм, конечно, но главное – политический союз.

– Против кого дружим?

– Против Ирана, конечно, а отчасти и против России, которая пытается через Сирию проникнуть в зону Персидского залива. США постепенно сворачивают свою деятельность на Ближнем Востоке, и странам этого региона придется самим беспокоиться о своей безопасности.

В таком же духе высказался и Яаков Амидрор, бывший глава Совета национальной безопасности Израиля. «Соглашение с Бахрейном исключительно важно, этот небольшой остров – дверь в Саудовскую Аравию. Вы спрашиваете меня, в чем экономический смысл соглашения, и ответ тот же: экономические связи с Бахрейном позволят израильским бизнесменам выйти на саудитов».

– А что даст Израилю, в экономическом аспекте, сам Бахрейн?

– Почти ничего, главное тут – политика: еще одна арабская страна решила нормализовать отношения с Израилем, нарушив табу и не обусловив мирный договор решением палестинской проблемы.

– Но в договоре с Бахрейном палестинцы упоминаются.

– Да, упоминаются, но в никого и ни к чему не обязывающем контексте. В мирном договоре с Египтом они тоже упоминаются, и что?

Бахрейн пытается изобрести себя заново

Эксперты отмечают, что падение цен на нефть, начавшееся в 2014 году, серьезно сказалось на доходах страны. В то же время запасы газа и нефти в Бахрейне стремительно истощаются, и, по оценкам, их хватит только на 10-15 лет. В 2007 году, до начала глобального экономического кризиса, ВВП страны превысил 8%. В последние годы Бахрейну не удается вернуться к подобным темпам экономического роста: в 2019 году ВВП вырос на 1,8% по сравнению с ростом на 2% в 2018 году.

Согласно данным, опубликованным в августе министерством финансов и национальной экономики Бахрейна, доходы страны в первой половине 2020 года упали на 29%, доходы от нефти при этом сократились на 35%, индустрия туризма почти парализована, а бюджетный дефицит по сравнению с прошлым годом подскочил вдвое. Рейтинговое агентство S&P прогнозирует, что в текущем году экономика Бахрейна сократится на 5%.

Страна пытается позиционировать себя как финтех-столицу Ближнего Востока и Северной Африки, и активное продвижение этого сектора может открыть новые возможности и перед израильскими компаниями. Однако Бахрейну далеко до того, чтобы стать конкурентом израильскому центру финансовых технологий в Тель-Авиве, и он занимает только 153-е место в списке крупнейших финтех-центров мира по версии исследовательской компании Findexble. Для сравнения, Тель-Авив занимает в рейтинге 18-е место.

Александр Казин, НЭП. Фото: Pixabay˜



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend