ЦАХАЛ ведет войну с наркоторговцами в 200 километрах от Тель-Авива

ИГИЛ, бедуины и ежедневная контрабанда наркотиков. «Мой враг – преступный картель, – говорит бригадный генерал, – но то, что происходит у пограничного забора, не заканчивается забором».

Тут, на всем протяжении 140-километровой границы с Египтом нет ничего рутинного. Есть только война, о которой израильтяне почти ничего не знают. Но и война эта – необычная. Бои происходят только по ночам, враг не вооружен. Солдаты говорят на двух языках – на иврите и на египетском варианте арабского. Да еще и большинство бойцов – женщины.

Филиал ИГИЛа на Синае предпочитает не связываться с Израилем и ограничивается терактами против египтян. В последние месяцы джихадисты (в основном палестинцы-салафиты) понесли тяжелые потери и были вытеснены египетской армией на запад, в район Рафиаха – подальше от десятков тысяч израильтян, отправившихся праздновать Песах на Синайский полуостров.

Только в 2019 году было зафиксировано 350 случаев контрабанды наркотиков из Египта в Израиль, то есть, такие случаи происходят чуть ли не каждую ночь. Каждая партия это, в среднем, 11 мешков «травки». Каждый мешок весит 18 килограммов. Получается, что только за этот год и только из Египта в Израиль ввезли около 70 тонн наркотиков. Процветающий бизнес с годовым оборотом в 4 млрд шекелей.

Без трудовых конфликтов

Члены одного и того же бедуинского клана легко договариваются друг с другом по мобильному телефону. Под покровом темноты с египетской стороны забора подъезжает пикап. Египтянин прислоняет к забору лестницу и перебрасывает мешки на израильскую сторону. Здесь их собирает и загружает в грузовичок с желтым израильским номером его родственник, который немедленно после погрузки отправляется в одно из бедуинских поселений, а то и прямо в центр страны.

Контрабандой людьми бедуины больше не промышляют, да и случаи контрабанды оружия очень редки. Зачем им связываться с оружием, если и от наркотиков прибыль достаточно велика? К тому же, контрабанда оружия может изменить отношение к ним, пометить как пособников террористов и помешать пожинать «плоды мира».

Источник ввозимого в Израиль оружия – Ирак и Сирия. Когда гражданские войны стихают, остается множество ненужного оружия, которое можно очень выгодно продать. В Израиле готовы платить 45 тысяч шекелей за автомат Калашникова и 70 тысяч за винтовку М16. Оружие переправляют через границу в Иордании, а на египетской границе «тихо».

Плоды мира

«Мой враг – преступный картель, – поясняет бригадный генерал Идо Саад. – Этот картель работает почти без перерывов, и моя задача состоит в том, чтобы уменьшить масштабы его преступной деятельности. Это в моих интересах и как гражданина, и как жителя этого района. Можете назвать это миссией».

Бригада «Паран» создана три с половиной года назад и насчитывает сотни бойцов. С января бригадой руководит проживающий в мошаве Ятед 40-летний Саад, располагающий степенью магистра бизнес-менеджмента. В прошлом он возглавлял батальон «Каракаль».

В 2019 году объемы контрабанды наркотиков достигли рекордного уровня, и ЦАХАЛ решил изменить правила игры, введя дифференцированный подход. Каждую зону активности раскрашивают в один из четырех цветов (красный, оранжевый, зеленый и черный), в зависимости от степени риска. С учетом цвета устанавливаются различные средства сбора информации (датчики, радары, камеры) и средства защиты (включая стены и физические препятствия). Кроме того, в зависимости от присвоенных зонам цветов на их охрану выделяются и разные количества бойцов.

Такой дифференцированный подход оказался весьма продуктивным: уже в 2020 году среднее количество успешно переброшенных через забор мешков уменьшилось вдвое, что свидетельствует о давлении, оказываемом на контрабандистов. Соответственно, более чем наполовину сократилось и количество ввезенных за год наркотиков – с 70 до 33 тонн.

Эта тенденция продолжилась и в прошлом году: через египетскую границу в Израиль ввезли «только» 23 тонны наркотиков, а рынок, соответственно, сократился до 1,3 млрд шекелей. В текущем году бригаде «Паран» удается перехватывать около 60% партий наркотиков.

ЦАХАЛ сегодня умеет отслеживать 95% криминальной активности вдоль забора (даже если не всегда удается ее пресечь), вплоть до подсчета переброшенных через забор мешков с наркотиками. Сотрудничество с египетской армией достигло небывалого уровня, и, предположительно, ЦАХАЛ действует по обе стороны забора. В пустыне границы размываются – и национальные, и военные, и бюрократические, и даже гендерные.

Тут, в сотнях километров от Тель-Авива, государственная граница не совсем граница. Угроза - не совсем угроза безопасности. Враги – граждане твоей же страны. «В конечном счете это бизнес, стремящийся заработать, – говорит комбриг. – То, что происходит у забора, не заканчивается забором. Поэтому мы привозим учительниц–солдаток в Бир-Хададж (бедуинский поселок, считающийся оплотом контрабанды), а я встречаюсь с шейхами. Ведь армейские операции не в состоянии полностью решить проблему».

Ави Бар-Эли, TheMarker. Фото: Элиягу Гершкович⊥

 

Метки:


Читайте также