Детали

Что не сделали войны, сделала «корона» — эмиграция началась?

Проветриться в Греции на время карантина? Работать из Нью-Йорка вместо Тель-Авива? Скажите правду, вы – эмигранты?

Родос: Ширли (36), Ришон ле-Цион

«Я схожу с ума, понимаете? Я просто больше не могу находиться в четырех стенах, и еще с детьми. Что я буду с ними делать? Что они будут делать эти три недели? Ни торгового центра, ни кинотеатра, ни моря, ни поездок, ни отелей, ни музеев, ни ресторанов – только синагоги и супермаркеты. Школы и детсады закрыли. Кто позаботится о детях?

У правительства было четыре месяца, чтобы построить «капсульную» систему образования. Они ничего не сделали. Вместо этого придумали детсад на дому – для трех-четырех детей не нужна лицензия. Но откуда взять деньги? Лучше оставаться дома, а не работать.

Если дети останутся дома, то хотя бы будет свободное время, не так ли? Итак, мы поехали в Грецию. Неделя изоляции – не страшно. Вторую неделю все равно никто не проверяет.

Дорого? Ерунда. 20 тысяч шекелей за 5 дней в Эйлате – это дорого. Цены на мясо, сыр и овощи кусаются, потому что «солдат сельскохозяйственного лобби», министр сельского хозяйства, запретил в этом году импорт из-за рубежа.

Отъезд необходим и для души. Надо немного подышать. Ничего не произойдет, если уехать на месяц. Страна все равно парализована. Мы немного освежимся и вернемся. Вот только когда закончится карантин?»

Стамбул: Амос (56), Нагария

«Я закрыл дело, понимаете? Вот и все. Я мертв. Они забрали у меня все. Во время первой волны я делал все возможное. Я получил грант, получил отсрочку от банка, умолял поставщиков предоставить кредит на товар, хозяин помещения тоже скинул 50 процентов на аренду. Хорошие евреи. А что теперь? Снова умолять? Убеждать, что это в последний раз?

Что, эти новости никто не видит? Не читают газет? Сеют панику, потому что потеряли контроль? Но почему, черт возьми, я тот, кто должен за это платить?

Никто не видит, что здесь происходит? Никто не понимает, что это – коллективное наказание, потому что все смотрят друг на друга и боятся оказаться фраером? Все думают, что правильное решение – это карантин, который убьет мой бизнес, убьет мою душу, вытащит еду изо рта моих детей. Что происходит?

Я хочу умереть. Умереть. Я вынужден продать магазин по дешевке, потому что мне не хватает денег. Двадцатилетний бизнес, который я продаю за гроши, чтобы держать голову над водой – и что будет со мной дальше? Куда я пойду?

Ссуда? Я просил. Но из-за льготного периода первого карантина мой кредитный рейтинг стал негативным – и теперь моя процентная ставка выросла. Понимаете? Я – тот, кому деньги нужны только для того, чтобы выжить. А тот, у кого в любом случае есть деньги, размахивая своим высоким кредитным рейтингом, получает деньги под низкий процент, выкупает мой магазин, чтобы выгодно продать его мне еще на год! Боже, забери меня.

Чего вы хотите? Чего все хотят от моей жизни?! Позвольте мне спокойно уехать. Я улетел туда, куда был билет – пока все не утихнет. Теперь я просто хочу дышать».

Бургас: Офек (23), Кфар-Саба

«Я в неоплачиваемом отпуске. Уже четыре месяца. Мне действительно некуда возвращаться.

70 процентов от последней зарплаты – это примерно 6000 шекелей. Так что я не вижу никакого смысла работать хотя бы на продуктовых складах «Виктори» или «Рами Леви». Что, карантин закончится, и все снова будут гулять по улицам или сидеть в кафе?

Это вопрос двух или трех лет. Да, да! И в моем возрасте с моим опытом – я первый, кто пострадал от этого, как и все молодые люди. Нас можно сократить, не нанося ущерба бизнесу. Вот почему мне сейчас особо нечего делать в стране.

Университет? Это дистанционное обучение – чушь. Это не работает. Что я буду делать, чтобы оплатить учебу? Спать на дереве?

Я не плачу. Чем это поможет? По жизни нужно двигаться дальше. И, положив руку на сердце, ты думаешь, коронавирус исчезнет через три недели? Кто в это верит?

Если уж прожигать два года жизни, то хоть мир увидеть. Немного развеяться. Всегда можно вернуться.

Нью-Йорк: Яэль (35), Тель-Авив

«Я нашла дешевую квартиру, останусь на месяц. Может, на два. Сегодня можно работать откуда угодно, а Нью-Йорк – зеленая зона.

Зачем мне сжигать в стране даже месяц жизни? Десять лет в нас копилось недоверие к властям, к чиновникам – а теперь мы удивляемся, что им никто не верит и не подчиняется? Мол, откуда такая неожиданность?

Годы светское большинство было подчинено прихотям ультраортодоксального меньшинства – и теперь все понимают, что это тоже сказывается на их здоровье и экономике. Нетаниягу собирается взять нас всех в заложники, а вы позволили обвиняемому в уголовных преступлениях сформировать правительство – только для того, чтобы теперь со стороны наблюдать, как он рушит страну. Так чего вы удивляетесь, что люди уезжают?

Мои друзья убегают от госслужбы, чтобы их не расспрашивали, где они учились и на ком женились. Чтобы их не унижали в «Твиттере». Все становится отвратительным, глупым и жестоким. Все усталые, циничные, и никто не хочет работать.

Я решила проветриться. Грустно отмечать так Рош ха-Шана, но, возможно, что-то изменится. Можно уехать на некоторое время. Мы были в изгнании две тысячи лет – почему бы не уехать еще на год-два. Почему вы называете это эмиграцией?»

Ави Бар-Эли, TheMarker. Л.К. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум˜



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend