Вчера вступила в силу реформа кашрута министра по делам религий Матана Каханы. В рамках реформы религиозные советы и раввинаты на местах впервые получат право выдавать сертификаты кошерности производителям продуктов и предприятиям общественного питания, которые не находятся в их районе. Высокопоставленные ультраортодоксальные лидеры и раввины в опубликованном открытом письме назвали это «полным уничтожением системы кашрута на Святой земле» и «непредсказуемым концом всего».

Утверждение реформы кнессетом было только первым этапом. Потом это будет выше любой внутренней политической и экономической борьбы за контроль между разными группировками ультраортодоксального сектора – за очень престижные полномочия в кошерной индустрии. Те, кто хочет соблюдать кошерность на самом высоком уровне, смогут и дальше покупать продукты питания или обедать в ресторанах с соответствующим уровнем кошерности. Но большинство евреев в Израиле в таких высоких стандартах не нуждаются. Им достаточно базового сертификата кошерности еды. После реформы кашрута они не почувствуют никакой разницы. Возможно даже, что в будущем, если реформа получит ускорение и ее действие распространят на импорт продуктов питания, цены немного понизятся, и население страны немного сэкономит на покупке продуктов.

Но до этого еще далеко. Сначала реформа должна будет пройти непростой этап противоборства и выкручивания рук между ультраортодоксами и министром Каханой с группой раввинов из национально-религиозного лагеря, которые поддерживают реформу. Ультраортодоксальные раввины в своем открытом письме угрожают раввинам городов и местных советов: «Не дай бог, чтобы какой-нибудь раввин выдал сертификат о кашруте кому-то за пределами своего города… Не дай бог ему посягнуть на надел другого». И если раввины это сделают, то «им будет запрещено заниматься кашрутом вообще».

На данный момент ультраортодоксов не беспокоит подавляющее большинство раввинов на местах – ведь они также являются ультраортодоксами. Они не осмелятся превысить свои полномочия. Их тревожит горстка местных раввинов, которых можно считать относительно современными. Например, раввин Давид Став из Шохама. Он возглавляет группу раввинов «Цоар», которая уже давно выдает собственные независимые сертификаты кошерности. Или раввин Шломо Рискин из Эфрата, который руководит независимыми раввинскими судами по гиюрам. Эти раввины могут быть пионерами реформы Каханы. Если они добьются успеха, это может усугубить раскол в лагере религиозных сионистов между «хардальными» раввинами (ультраортодоксы с националистическим уклоном), которые поддерживают лидеров ультраортодоксов, и умеренными, поддерживающими Кахану.

Как только один из умеренных раввинов создаст новую всеизраильскую институцию кашрута, начнется конкуренция. И ее исход будет определяться рынком. Не факт, что владельцы бизнесов пойдут на риск потерять множество ультраортодоксальных клиентов. Таким образом, вначале масштабы реформы могут быть ограниченными, но она создает лазейку в ультраортодоксальной монополии на кашрут. Также это наглядно продемонстрирует всем, что Главный раввинат, государственный институт, полностью захвачен ультраортодоксами, вместо того чтобы представлять всех граждан. Реформа сделает Главный раввинат еще менее релевантным для большинства израильтян.

Реальная важность реформы заключается в создании прецедента, а не в практических последствиях, которые она, как ожидается, будет иметь для пищевой промышленности в Израиле в ближайшем будущем. Впервые с тех пор, как был сформирован альянс между правыми националистами и ультраортодоксами, когда «Ликуд» пришел к власти в 1977 году, был сделан значительный шаг в отношениях религии и государства, вызывающий категорические протесты со стороны ультраортодоксального истеблишмента.

Следующий шаг, который планирует Кахана при поддержке большинства коалиционных партий, – это реформа судов по гиюрам. Здесь уже речь идет о самой главной монополии и власти ультраортодоксов. В их представлении раввины должны быть стражами у ворот еврейского народа. Если реформа кашрута будет успешной, хотя бы частично, то будет создана почва для гораздо более важной реформы – реформы гиюров.

Отрицание ультраортодоксальной монополии на кашрут – это шаг на пути к гораздо более открытому обсуждению определения иудаизма в Израиле, при котором ультраортодоксальные раввины больше не являются главной и решающей силой. Угроза их статусу вполне реальна, и исходит она не только от правительства Беннета, но и из самого сердца ультраортодоксального сообщества.

Яростное сопротивление реформе кашрута со стороны раввинского истеблишмента мы видели еще до скандального дела Хаима Вальдера, которое продолжает будоражить весь ультраортодоксальный сектор. Хотя и нет прямой связи между реформой кашрута и самоубийством Вальдера после разоблачения его сексуальных преступлений, а также отсутствием поддержки жертв Вальдера со стороны раввинского истеблишмента, которые предпочли восхвалять и оплачивать Вальдера. Но ультраортодоксальные политики, раввины и партийные бонзы были счастливы отвлечь внимание от дела Вальдера и переключить общественность на борьбу с реформами правительства Беннета. Очень сомнительно, что им это удастся. В любом случае большинство ультраортодоксов полагаются – и будут продолжать это делать – только на частные кашрутные организации своей группировки – ультраортодоксальные БАДАЦы. Реформа кашрута скажется – в лучшем случае – только на доходах инспекторов кашрута. На граждан она вряд ли окажет влияние.

В последние дни в социальных сетях и в некоторых ультраортодоксальных изданиях были опубликованы осторожные, но беспрецедентные по своей смелости статьи, в которых выражалась поддержка жертвам Вальдера. Тем самым эти авторы отклонились от линии «Ятед-Неэмана», который был издательским домом Вальдера. Из этого можно сделать вывод, что дело Вальдера продолжает волновать ультраортодоксальный сектор. Война кашрутов же, напротив, не вызывает на улицах Бней-Брака и других мест никаких эмоций. Ни в реальности, ни виртуально.

Борьба за контроль над индустрией кашрута положительно скажется на карманах израильских граждан, не являющихся ультраортодоксами. Если реформа министра Каханы увенчается успехом, это еще больше подорвет власть над страной ультраортодоксальных раввинов и политиков. Но для них сегодня больше угроза изнутри – со стороны членов их общин, которые требуют серьезного внимания к проблемам сексуального насилия и помощи жертвам сексуальных преступлений.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Ц.З. Фото: Охад Цвигенберг √

Метки:


Читайте также