Государство

Секретная сделка нефтяных магнатов – угроза для Израиля?

Под покровом секретности, без ведома министерства финансов и министерства защиты окружающей среды, было подписано соглашение, способное привести к экологической катастрофе в Израиле. И все это – ради того, чтобы обогатить немногих, за счет всех остальных граждан Израиля?

Израиль «сотрудничал» с Ираном вплоть до 2017 года

КАЦАА – аббревиатура из ивритских слов, в переводе означающих «Трубопровод Эйлат-Ашкелон». Эта компания была основана после Шестидневной войны совместно правительствами Израиля и Ирана для транспортировки иранской нефти из Эйлата – к нефтеперерабатывающим заводам в Ашдоде и Хайфе и к нефтехранилищу в Ашкелоне. Сегодня по этому трубопроводу прокачивают нефть, поступающую в Израиль от других поставщиков.

Другая часть деятельности – участие в работе электростанции «Дорад». Она построена на земле, которую государство выделило КАЦАА.

Изначально КАЦАА была частной компанией, получала процент с транспортируемой нефти на основании «Закона о концессиях», за исполнением которого следил министр финансов. Срок этой концессии (включая все лицензии и налоговые льготы) истек в 2017 году. Тогда в марте 2017 года кнессет утвердил новый закон, регулирующий деятельность компании КАЦАА, – он называется «закон об инфраструктуре для доставки и хранения нефти уже существующей структурой». Таким образом, было де-юре оформлено прекращение сотрудничества с Ираном в отношении активов этой компании. Вновь созданная для этого компания получила название Europe Asia Pipeline Company Ltd, или КАЦАА-2 (теперь это аббревиатура от слов «трубопровод Европа-Азия).

Компания новая – проблемы старые

КАЦАА-2 должна была стать госкомпанией, быть подконтрольной министру финансов и подчиняться параграфу 8 закона о госкомпаниях, который обеспечивал бы конфиденциальность только коммерческой деятельности – а не тем общественного здоровья, экологии или условий труда сотрудников. Это в теории. Но на практике КАЦАА-2 действует в соответствии со специально для нее созданным законом, и на нее не распространяется ни закон о госкомпаниях, ни закон о конкурсах, ни вообще, можно сказать, израильское законодательство. Несмотря на то, что КАЦАА-2 принадлежит государству, она не подчиняется ни управлению правительственными компаниями, ни к управляющему по зарплатам (минфина).

Режим полной конфиденциальности для КАЦАА-2 был недавно продлен до 2022 года. Засекречена, в том числе, информация об инвестициях, источниках нефти, и продажах ее третьим сторонам. Это единственная компания в Израиле, которая является государственной, но управляется как частная и выведена из-под общественного контроля. Это позволяет проводить здесь политические назначения на посты с щедрой оплатой без всякого контроля. Что и делали Давид Шеран, в прошлом – глава канцелярии Нетаниягу (сейчас – подозреваемый в коррупции по делу о подлодках, обвинительное заключение против него подано в апреле 2021 года), и Эрез Хальфон, в прошлом – глава канцелярии министра финансов Моше Кахлона.

С 2017 года не нашлось никаких ссылок на какие-либо внимание, уделенное государственным контролером этой компании. КАЦАА-2 также не фигурирует на сайте управления правительственными компаниями. И оказалось – об этом сообщил Glоbes –   что в распоряжении минфина даже нет меморандума о взаимопонимании, подписанного КАЦАА-2 с компанией из Объединенных Арабских Эмиратов! Потому неясно, была ли формулировка согласована и утверждена министерством. И у министерства экологии этого документа тоже нет, а министр экологии 9 мая 2021 года, то есть более чем через полгода после того, как это соглашение уже было подписано, сказала, что оно не прошло утверждения в ее министерстве, и заранее никто о нем вообще не сообщил!

О чем договорились?

19 октября 2020 года в Абу-Даби в присутствии министра финансов США было подписано соглашение между израильской КАЦАА-2 и компанией Med–Red Land Bridge. Она находится во владении трех компаний:

- Petromal – нефтегазовое подразделение эмиратского концерна National Holding, который контролирует королевская семья ОАЭ. Расположен в Абу-Даби;

- Lubber Line Capital – подразделение Lighthouse Group, расположено в «налоговом убежище» Гибралтара, специализируется на инвестициях и международных проектах;

- AF Entrepreneurship - израильская компания, принадлежащая Йоне Фогель и Малахи Альперу, действует в энергетическом секторе.

Соглашение позволит, используя нефтепровод Эйлат – Ашкелон и хранилища в этих двух портах, транспортировать нефть ОАЭ и других поставщиков из Азии – в страны Запада, и в обратном направлении из района Средиземноморья – в направлении Дальнего Востока.

Иными словами, нефть – не для Израиля, используются только транспортные возможности. Эйлат превратят в перевалочный пункт. Вот как это работает:

20 февраля из порта Джейхан в Турции вышел танкер, везущий в Эйлат миллион баррелей нефти. Он сгрузил их в хранилище КАЦАА-2. А уже 24 февраля другой танкер, «Гладиатор», идущий под флагом Либерии, принял на борт в Эйлате нефть по пути следования в Индию. Ранее азербайджанская нефть (предположительно) перегружалась для поставок в Китай, и т.п.

До подписания соглашения число танкеров, приходивших в Эйлат, было невелико – около пяти в год, они везли нефть, необходимую Израилю. Соответственно, и через трубопровод прокачивалось относительно немного нефти. Это соглашение может увеличить значительно и число кораблей, и объем прокачиваемой нефти. Что повышает риск новой крупной экологической катастрофы – прорыва нефтепровода, или разлива нефти с танкера и загрязнения Эйлатского залива.

В 2014 года утечка нефти из этого нефтепровода нанесла серьезный ущерб заповеднику в Араве. Министерство экологии признало тот случай самой серьезной экологической катастрофой в истории Израиля. В 2016 года взрыв нефтепровода в Акабе привел к утечке сотен тонн сырой нефти,  возникла опасность загрязнения эйлатского побережья. Раньше, в 1970-е годы воду загрязняли танкеры, шедшие из Ирана, утечки разрушили здесь множество коралловых рифов, а на местных пляжах воняло нефтью.

Другой риск – вероятность утечки в порту Ашкелона. Она может нанести ущерб опреснительным установкам, а не будем забывать, что большая часть пресной воды для домохозяйств и промышленных нужд обеспечивают именно опреснительные установки. На берегу Средиземного моря – пять крупных установок, некоторые из которых в случае утечки в Ашкелоне придется закрыть.

И, наконец, риски не ограничиваются одной лишь экологией. Если проект транспортировки по трубопроводу Эйлат-Ашкелон окажется более успешным, чем по Суэцкому каналу, это может ухудшить наши отношения с Египтом, для которого заработок от канала жизненно важен.

Каков уровень риска, и что предпринимается, чтобы избежать худшего? Неизвестно. С кем обсуждался и согласовывался этот проект? Неизвестно. Какую прибыль от всей это деятельности получит государство Израиль? Неизвестно.

Амнон Португали, «Реальная экономика». Фото: Гиль Коэн Маген˜

На фото: ремонт трубопровода КАЦАА после утечки, 2015 г

Тэги


Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend