Детали

Большинство израильтян за традиции, но против религиозного диктата

Каково отношение еврейского населения Израиля к религии? Ответ зависит от того, как вы определяете религиозность. Когда речь заходит о еврейских традициях, имеющих религиозное происхождение, очевидно, что большинство населения, включая многих светских людей, склонно уважать традиции. Опросы показывают, что десятки процентов среди тех, кто определяет себя, как светские, придерживаются разных аспектов традиции (даже если они далеки от требований ортодоксии).

Когда ставится вопрос о вере, Всевышний получает высокое место в рейтинге. Но если речь идет об отношении религии и государства, о вопросах, связанных со свободой личности и религиозным принуждением, то по подавляющему большинству проблем у либеральной позиции есть прочное большинство. До сих пор, в течение длительного времени, можно было думать, что это либеральное большинство существует только в опросах, но не на избирательных участках, и его политическое значение ограничено. Результаты последних выборов меняют картину.

Согласно опросу «Религия и государство», проведенному Институтом демократии Израиля в августе этого года, 59,5 процента всех евреев поддерживают «гражданский брак для всех израильтян, которые этого захотят». Это более радикальная позиция, чем различные компромиссы, предложенные по этому деликатному вопросу, лежащему в центре разногласий по поводу статуса религии и свободы совести в Израиле. Эту позицию поддерживают, помимо подавляющего большинства светских, 67 процентов «нерелигиозных традиционалистов», 40,9 процента «религиозных традиционалистов» и 22,6 процента «национально-религиозных». Среди сторонников правых партий ее принимают 45,7 процента.

60 процентов среди всех опрошенных поддерживают общественный транспорт по субботам «по всей стране, за исключением районов с религиозным или ультраортодоксальным большинством». Если рассмотреть по секторам: 67,2 процента «нерелигиозных традиционалистов», 39,8 процента «религиозных традиционалистов», 21,6 процента «национально-религиозных». Среди сторонников правых - 47,3 процента.

63,2 процента поддерживают "отмену монополии главного раввината на кашрут" и 59,9 процента поддерживают открытие по субботам супермаркетов "по всей стране, за исключением районов с религиозным или ультраортодоксальным большинством". Причем, по секторам проценты аналогичны предыдущим вопросам.

Незначительное большинство, 51,6 процента, поддерживают «равные условия для молитв женщин и неортодоксальных течений иудаизма на отдельной площадке у Западной стены». Но и этот вопрос также далеко не исключительно является интересом светских и левых: 38,1 процента правых поддерживают эту идею и 22,6 процента среди «национально-религиозных». Причем, когда в других опросах задают общий вопрос о равенстве движений в иудаизме (без связи со Стеной), подавляющее большинство выступает за.

Подавляющее большинство во всех группах, кроме ультраортодоксов, выступает за призыв в армию ультраортодоксальной молодежи, «за исключением небольшого числа талантливых учащихся, которые будут освобождены от призыва».

Очевидно, что религиозный истеблишмент надеется, а его противники опасаются, что религиозность и склонность к традиционализму будут сопровождаться поддержкой религиозного принуждения. Но это верно только частично: у традиционалистов есть большинство, но большинство есть и у сторонников свободы личности. Власть религиозного истеблишмента опирается не на поддержку большинства населения, а на политику коалиционных соглашений. Не то чтобы такую коалиционную политику можно было отменить: демократия отражает приоритеты избирателей и их избранников, коалиция - это взвешенный результат приоритетов ее участников. И вот порядок приоритетов основных политических лагерей до сих пор выталкивал вопросы религии и государства на обочину: у них всегда были более важные проблемы, а религиозные партии извлекали из этого выгоду.

Результаты последних выборов показывают, среди прочего, изменение в этом вопросе. Это то, что сейчас не позволило создания право-религиозной коалиции (на этот раз - в особенно плохом составе). Возник потенциал для значительных изменений, впрочем, неизвестно, будет ли он полностью реализован. Приоритеты могут снова измениться: политические переговоры, мирный процесс - это судьбоносные вопросы, которые никуда не делись - вопреки тому, что кажется многим, они снова всплывут. Тем не менее, можно полагать, что нынешнее давление в сторону либеральных реформ может принести некоторые плоды.

Но главное: существует четкая граница между тем, чего может достичь религиозный истеблишмент, с учетом позиции общественности по данному вопросу, даже в удобных для него политических условиях. Не нужно бросаться к апокалиптическим сценариям для демократии каждый раз, когда светский человек видит еврея, целующего мезузу. Ничего страшного: израильтяне часто целуют мезузу на публике, но очевидно, что большинство из них хотят жить в свободной современной стране. Политическая система должна отражать это желание, хотя бы частично и несовершенно.

Александр Якобсон, «ХаАрец», И.Н. К.В. Фотоиллюстрация: Эмиль Салман



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend