Захочет ли Авигдор Либерман договориться с Авигдором Маозом?

В передаче бюро по связям «Натив» под контроль председателя фракции «Ноам» Ави Маоза то, что он ультраортодокс, крайний националист, сторонник отмены пункта о внуках в Законе о возвращении, – вторично. Куда важнее сам факт того, что после долгих лет, в течение которых это ведомство беспрекословно подчинялось Либерману, теперь его у НДИ забирают.

Однако заберут ли?

Видно, что НДИ долгие годы была очевидным проектом Нетаниягу (факт этот в прошлом подтверждал и бывший главред радио РЭКА Михаэль Гильбоа, ז"ל ). Новой партии отводилась роль условного «русского» филиала «Ликуда» – в противовес (а затем на смену) хотя и дружественной, но независимой ИБА. Идея принадлежала Биби, простая и гениальная: отдать сектор «на кормление» бывшему гендиректору «Ликуда», который создаст и возглавит новую партию. За счет этого «русские», отказывающие в голосах Нетаниягу, все равно оставались в его кармане, хотя и не знали этого.

Этим объясняется и нерешение «русских» светских проблем – «Ликуд» они не интересовали; и сегрегация – в пенсионном обеспечении, деление очередников на жилье между минстроем и минабсорбции; и в некоторых других вопросах. И также естественным образом под ним оказалось бюро по связям «Натив» – как еще одна структура, занимающаяся «этими русскими». Не случайно именно его, а не Нетаниягу, славословили и Яков Кедми, и Евгений Сатановский, и прочие «правильные».


Либерман использовал мандаты для собственных нужд, НДИ де-факто была не столько партией, сколько лоббистской компанией с политической риторикой и связями в партии власти. Соответственно, исполнялись те проекты, на которые был заказ. На светские браки или равные с уроженцами страны пенсии конкретного заказчика не было (электорат не в счет) – вот их и не пробили.

И все шло хорошо (для Либермана), пока он не решил, что в состоянии быть больше, чем просто «начальником русского отдела», и не разругался бы с Нетаниягу по сугубо личным причинам, но вдрызг. Чье именно поведение породило ссору, тут неважно, но теперь у Биби возникла потребность начать отсекать НДИ от секторов влияния. Да вот беда: никого на смену Либерману лидер «Ликуда» так и не вырастил.

«Натив» Либерману подчиняется как минимум со времени его работы на посту министра иностранных дел. А особую важность бюро получило после того, как председатель НДИ руками Одеда Форера и с согласия Арье Дери пролоббировал моментальную выдачу загранпаспортов экс-советским репатриантам. Чем фактически сформировал новый рынок, на котором юрконторы зарабатывают деньги, быстро оформляя израильское гражданство. Есть подозрение, что оформляют без труда даже тем, кто не собирался делать Израиль центром жизни, хотя этого требует закон.

Именно консулы «Натива» дают разрешение (подтверждают право) на получение израильского гражданства. Или не дают. Причины они объяснять не обязаны. В скорости обработки документов тоже особо не ограничены: кто-то может получить добро уже послезавтра, другой будет ждать месяцами. Особенно сейчас, когда евреи бегут из России и Украины и консулы просто завалены работой. На запросы СМИ о том, кто именно получил или просил гражданство Израиля, они тоже могут не отвечать, прикрывшись «тайной исповеди» – нет, извините за оговорку, «тайной личной жизни». Есть люди, которым по неясным причинам не хочется говорить, что они стали израильтянами, – вот так сильно они любят новую родину…

Подробно о том, как работает новая индустрия торговли «дарконами», рассказал ненавидимый правыми журналист Друкер: вот первая, а вот вторая части его расследования.

Консулы «Натива» наняты при Либермане (тот же Друкер сообщил, что туда был трудоустроен, например, муж гендиректора НДИ), и главу «Натива» Нету Брискин-Пелег тоже считают его креатурой (разумеется, все это не отменяет факта прохождения ими профессиональных комиссий при приеме и выполнения прочих формальностей, как обычно в Израиле). Соответственно, в данной структуре без слова Либермана ни один и ни чей важный вопрос решен не будет.

Но вот Эвик Львович поссорился с Биньямином Бенционовичем, и последний стал думать, кем заменить повстанца. Поручил Элькину, но довольно скоро выяснил, что он не тот человек, который рискнет ссориться с Либерманом. Так что председатель НДИ удержал контроль за «Нативом» и пока в очередной (несчетный) раз сидел в оппозиции. А вернувшись к власти, председатель НДИ и вовсе закрепился над этой структурой пунктом коалиционного соглашения с «Еш атид» и «Яминой». Все продолжалось по-прежнему. По причинам, описанным выше, «Натив» стал ему даже важнее, чем министерство абсорбции.

Но сейчас появился нюанс: Биби отдает «Натив» под контроль не «русскому». И главный вопрос, соответственно: как поведет себя новый куратор этого ведомства Авигдор Маоз, когда станет заместителем министра в канцелярии главы правительства?

Дело в том, что «Натив» при всей широте полномочий работает в соответствии с законом о возвращении. И даже если Маоз не любит негалахических евреев, то, пока не изменится закон, их должны принимать. Затормозить или ускорить процесс могут только сами чиновники. Они пришли при Либермане, работают по контрактам. Значит, если Маоз действительно решит проводить самостоятельную политическую линию, он должен будет заменить и консулов, и главу «Натива» Нету Брискин-Пелег, и, возможно, глав ключевых отделов. Поставить своих соратников на ключевые места – ключ к успеху работы любого политика, это необходимо и для расчетов за старые заслуги, и для обеспечения политического развития.

Но есть теоретически и другой вариант. Чтобы Маоз оставил все как есть или ограничился косметическими мерами и парой-тройкой трудоустройств своих людей, Либерман может предложить ему что-то взамен. А что может предложить оппозиционная партия партии коалиционной? Только тайную поддержку из-за пределов коалиции каких-либо нужных ему законов и решений – несмотря на то что устремления ультраортодокса (хардальника) Маоза могут категорически противоречить интересам светских израильтян.

Другой вариант – что Либерман выторгует себе это у Нетаниягу, опять же взамен на поддержку нужных ему идей в нужный момент.

Как мы узнаем, сговорились политики или нет? Будет явный признак: если в течение максимум первого года работы этого правительства в «Нативе» не произойдет замен руководителя этой структуры и консулов (преданные русскоязычные ликудники ждут своего часа, да и Щаранский может кого-то рекомендовать), значит новое правительство оставило «Натив» Либерману. В обмен на что-то. И тогда будет иметь смысл последить за тем, какие законы и решения будут поддерживать депутаты НДИ – в том числе неявкой на голосование или голосованиями в комиссиях.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Эмиль Сальман √

Метки:


Читайте также