Мнения

Автомобиль не роскошь, а средство пополнения бюджета

Таможенное управление сообщило, что в ноябре импорт автомашин снизился на 6% по сравнению с ноябрем прошлого года. Это хорошая новость, которая означает, что эффект истерических покупок новых машин в начале года постепенно сходит на нет.

На протяжении долгих месяцев таможенники заявляли, что скромные объемы импорта объясняются вступившей в силу 1 апреля поправкой к налоговым льготам в рамках «зеленого налогообложения» транспортных средств и тем, что многие покупатели решили купить машины заранее (в результате налоговой поправки автомобили многих популярных марок подорожали на несколько тысяч шекелей). В апреле импорт упал на 66%, в мае – на 40, а в июне – на 38%.

Можно утверждать, что объемы импорта стабилизировались. Как и месяцем раньше, в октябре, объемы импорта с начала года снизились на 6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Речь пока все же идет о спаде, пусть и не столь катастрофичном, как полгода тому назад, и
таможенники объясняют этот спад низкими показателями импорта в начале года по сравнению с началом 2018-го – когда усиленный импорт транспортных средств возобновился после замедления в предыдущем, 2017 году.

Но не автомобилем единым. Посмотрим, как обстоят дела с другими товарами длительного пользования, ведь основным двигателем экономического роста Израиля давно уже стало частное потребление, сменившее в этом качестве экспорт. Возьмем, к примеру, так называемые «белые» электротовары – холодильники, стиральные машины, посудомоечные и электросушилки для белья. В ноябре объемы импорта большинства этих товаров уменьшились - за исключением электросушилок, импорт которых подскочил на 54%.

Но помесячные данные ненадежны, за этими взлетами и падениями трудно рассмотреть общую тенденцию, а она – положительная. Таможенники сообщают, что с начала года, с января по ноябрь, вырос импорт всех без исключения «белых» товаров: холодильников – на 8%, стиральных машин – на 26%, электросушилок и посудомоечных машин, соответственно, на 14% и 12%.

Все это важно при попытке оценить, на сколько бюджетный дефицит превысит запланированный и превысит ли вообще. Последнее звучит, конечно, фантастично, и подавляющее число экономистов уверены, что, по крайней мере в ближайшее время справиться с повышенным бюджетным дефицитом не удастся. Среди прочего – ввиду досрочных выборов, которые лишают правительство возможности принять решительные меры и значительно сократить расходы. Но так ли это?

Вчера министерство финансов опубликовало данные о выполнении бюджета за ноябрь 2019 года, и выяснилось, что в этом месяце речь о бюджетном дефиците вообще не идет - поступления превысили расходы на 0,5 млрд. шекелей. Минфин признает, что бюджетный профицит был достигнут за счет отсрочки уплаты налогов за октябрь, и если бы не это, прошлый месяц закончился бы с дефицитом 1,7 миллиарда.

Важнее другое: заветный максимум бюджетного дефицита, 2,9% от ВВП, это «в деньгах» - 40,2 млрд. шекелей, а на конец ноября правительство потратило 37,1 миллиарда, на 3,1 млрд. шекелей меньше. Это означает, что у правительства, по крайней мере теоретически, есть возможность уложиться в бюджетные рамки. Можно предположить, что правительство, тем более, накануне очередных выборов, сделает все от него зависящее, чтобы именно так и произошло.

Виктор Хафин, НЭП. К.В. Фото: Томер Аппельбаум

 



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend