Интервью

Алмазы – не роскошь

В интервью НЭП Эран Зини, возглавляющий израильскую Алмазную биржу, объясняет, почему государству выгодно поддержать биржу, почему алмазная отрасль пострадала сильнее многих других отраслей и что следует предпринять для ее спасения.

За последние несколько недель Алмазная биржа уже не раз взывала к правительственной помощи, и ее руководители направляли письма с пометкой «срочно» и министру финансов, и премьер-министру, настаивая на принятии безотложных мер.

— Эран, насколько действительно пошатнулось положение Алмазной биржи?

— Биржа не просто пошатнулась, она упала. Достаточно сказать, что экспорт алмазов из Израиля на протяжении марта-мая упал почти на 85%, а объемы внутренней торговли сократились на 90%.

— Не многие отрасли могут «похвастаться» такими падениями. Чем это вызвано?

— Снижение наметилось еще в январе, когда в других отраслях с праздным любопытством  смотрели телерепортажи о новой эпидемии в Китае и считали, что все это не имеет к ним никакого отношения. Но к нам эти события имели самое непосредственное отношение, потому что Китай и Гонконг – наши крупнейшие партнеры. А потом упало все и у всех, но мы пострадали больше, потому что бриллианты – предметы роскоши, и от них отказались в первую очередь.

— Ну, не только роскошь, это еще и инвестиции. Вот спрос на золото, например, растет, и цена бьет рекорд за рекордом. Почему этого не происходит с алмазами?

— Это – хороший вопрос, как раз сейчас мы пытаемся с этим разобраться. Но если ответ и будет получен, он будет представлять лишь академический интерес. Важно, что с алмазами этого не произошло.

— А что происходит у ваших поставщиков – у «Де Бирс» и у российской «Альросы»?

— И те, и другие заморозили большую часть копий и резко сократили поставки алмазного сырья: не хотят скопления на рынке бриллиантов, которые никто не покупает.

— На что вы рассчитываете, на какую помощь? Вы даже на демонстрации не ходите.

— Мы не рестораторы, и нужно нам другое – государственные гарантии на кредиты.

— Но вам их предоставляют. Только позавчера состоялось заседание экономической комиссии кнессета, посвященное положению в вашей отрасли, и на этом заседании представитель бюджетного отдела минфина заявил, что министерство удовлетворяет примерно 75% таких просьб по сравнению с 68% в других отраслях.

— Это – не точные данные. Многие коммерсанты просто не обращаются ни в минфин, ни в банки, зная, что их просьбы не утвердят.

— Банки перестали вам доверять?

— Банки знают, что у нас происходит и проявляют повышенную осторожность, хотя мы всегда исключительно аккуратно гасили все кредиты.

— Кстати, о банках. Для кого-то, как оказалось, нет худа без добра. Ваш главный кредитор, банк «Игуд», наконец-то с огромной скидкой продал свой «алмазный» кредитный портфель и тем самым устранил главное препятствие, стоявшее на пути его слияния с банком «Мизрахи Тфахот».

— Да, это так, кредитный портфель продан компании «Пенинсула», и, думаю, они заключили прекрасную сделку. Для нас же важно, чтобы не уменьшились объемы кредитования.

— Вам наверно непросто вызывать сочувствие. Коммерсанты с алмазной биржи считаются весьма состоятельными людьми.

— Увы, это иллюзия. Таких у нас всего - ну, 10%. Остальные – средний класс: светские, религиозные.

— Считается, что огранка алмазов — еврейская профессия, и что на Алмазной бирже особенно велика доля ультраортодоксов. В самом деле?

— Нет, и это не так. Ультраортодоксов – примерно 15%, остальные – светские.

— А арабы?

— Очень мало, «зато» у нас прекрасные взаимоотношения с предпринимателями из Арабских эмиратов.

— Возвращаясь к вашему среднему классу: что происходит с людьми при таком падении?

— Большинство отправлены в неоплачиваемые отпуска, а ведь наша отрасль кормит 15 тысяч израильских семей. Нам пришлось помогать сотрудникам, воспользовавшись нашими внутренними фондами. Только на Песах мы распределили среди них 500 тысяч шекелей. Еще столько же планируем пожертвовать на Рош ха-Шана.

— На заседании экономической комиссии кнессета президент Алмазной биржи Йорам Дваш призвал объявить биржу зоной свободной торговли и заявил, что это увеличит государственные доходы на миллиард шекелей в год. Каким образом? Ведь иностранные компании не будут платить налоги в Израиле.

— А израильские – будут. Мы рассчитываем на то, что в экономике называется «эффектом перелива» (spillover effects). Иностранцы, которые воздерживаются от бизнеса в Израиле из-за жесткого регулирования, будут заключать сделки не только между собой, но и с израильскими коллегами.

— В любом случае, это – отдаленная перспектива. А что сейчас?

— Сейчас только кредиты, кредиты и еще раз кредиты.

— Да зачем вам кредиты? Вы же сами говорите, что бриллианты сейчас никто не покупает.

— Это поможет алмазной отрасли пережить трудные времена. В конечном счете, положение выправится, и государство вновь будет получать многомиллиардные доходы. Ведь наша отрасль – ведущий экспортный сектор. Да и насчет «никто не покупает» не совсем так. В последние недели мы наблюдаем явное оживление, не в Израиле, увы – за рубежом. Страны одна за другой «открываются, и спрос растет. Повысился, например, спрос на свадебные украшения — жизнь продолжается.

Александр Казин, НЭП. На снимке: Эран Зини. Фото: пресс-служба Алмазной биржи˜



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend