Аэропорт «Бен-Гурион»: наплыв пассажиров, а работников не хватает

«Я работаю в аэропорту уже четыре года, – рассказывает Г., сотрудник наземной службы авиакомпании «Эль Аль», просивший не называть его имени. – Перед праздником Песах здесь всегда большой наплыв пассажиров, но раньше нас было более 200 работников, а сейчас осталось только 100-150, и большинство из них новички. Их нужно всему учить и исправлять их ошибки. Это тоже отнимает у нас время». По его мнению, именно этим объясняются проблемы, с которыми сталкиваются пассажиры, прибывающие в последние дни в аэропорт «Бен-Гурион».

«Продолжительность наших смен увеличили до 11 часов, – добавляет он. – И это не включая времени, которое мы проводим по дороге в аэропорт и обратно. Повышенная нагрузка, которая раньше возникала эпизодически, стала постоянным фактором нашей работы. Раньше на каждую смену приходилось по два-три часа длинных очередей на регистрацию. Сейчас очереди стоят практически все время. Работникам некогда вздохнуть, и это, конечно, вызывает их недовольство. Многие подумывают об увольнении по собственному желанию. Лично я решил проработать еще десять месяцев, и все».

Дефицит работников Управления аэропортов и сотрудников наземных служб авиакомпаний стал ощущаться особо остро с начала марта, когда в аэропорту «Бен-Гурион» вновь начали выстраиваться длинные очереди. Перед вспышкой эпидемии коронавируса, в марте 2020 года, в главной воздушной гавани Израиля работали 4000 человек. Сейчас их стало почти вдвое меньше.

Кроме того, около 30 процентов регистрационных стоек переданы в распоряжение Министерства здравоохранения для проверки результатов анализов на коронавирус, которые сдают пассажиры перед вылетом. Введение этой проверки сделало невозможной заблаговременную регистрацию с помощью Интернета. Раньше этой услугой пользовались около 60 процентов пассажиров, и это существенно сокращало нагрузку на работников аэропорта.

С другой стороны, всем было известно, что перед праздником Песах в аэропорту ожидаются длинные очереди, и к этому можно было подготовиться. Можно было заранее набрать и обучить дополнительных работников, можно было открыть Первый терминал аэропорта и направить туда большее количество рейсов, Министерства транспорта и здравоохранения могли попытаться решить проблему регистрационных стоек. Но Минтранс даже не ответил на просьбу TheMarker объяснить, что планируется сделать для сокращения нагрузки на аэропорт «Бен-Гурион».

«Правительство сказало нам: меняйте профессию»

По мере приближения праздника Песах работы в аэропорту будет становиться все больше. В самый загруженный день марта через аэропорт прошла 51 тысяча пассажиров, но в середине апреля их количество достигнет 70 тысяч. Так было в дни праздника Песах в 2019 году, предшествовавшему вспышке эпидемии коронавируса.

Ури Сиркис, генеральный директор авиакомпании «Исраэйр» отмечает дополнительные обстоятельства, затрудняющие работу аэропорта. «Пассажиры прибывают в «Бен-Гурион» уже раздраженными, – говорит он. – Из-за пробок дорога в аэропорт стала дольше в среднем на 25 минут. И за решение этой проблемы отвечает Министерство транспорта. Кроме того, в 2019 году рейсы все лоукостеры и многие израильские авиакомпании использовали Первый терминал. В этом году он открылся только неделю назад, и еще не начал работать на полную мощность, по всей видимости, из-за финансовых сложностей».

Сиркис также напоминает, что специалисты прогнозировали более медленное восстановление отрасли пассажирских авиаперевозок. «Международная авиационная организация (IATA) предполагала, что в 2022 году их объем достигнет лишь половины объема 2019 года, – говорит он. – Израильское Управление аэропортов составляло свой бюджет и набирало работников, опираясь на этот прогноз. Но низкий курс доллара, непомерные цены в местных гостиницах и ощущение окончания эпидемии привели к резкому росту спроса на авиабилеты. В нашей компании продажи возросли на 50 процентов по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Это – полная противоположность прогнозу IATA. У нас объем перевозок не сократился, а вырос».

Сиркис утверждает, что и правительство оказалось неготовым к такому развитию событий, и именно оно несет ответственность за дефицит работников и регистрационных стоек в аэропорту. «На протяжении длительного времени правительство призывало работников туристической и авиационной отраслей менять профессию, – говорит он. Кстати, только в декабре минувшего года с таким призывом выступил министр финансов Авигдор Либерман. – Многие так и сделали, сменили профессию, и теперь нам трудно находить новых работников. Мы просили продлить оплату вынужденного отпуска нашим сотрудникам, но эта просьба осталась без ответа. Правительство не предусмотрело никаких стимулов для работников нашей отрасли, возвращающихся на свои рабочие места».

«Спустя четыре года я по-прежнему зарабатываю минимум»

Сиркис добавляет, что подготовка новых сотрудников наземной службы аэропорта «Бен-Гурион» занимает несколько недель. «Их начали набирать только около месяца назад, – говорит он. – К празднику Песах подготовить новых представителей службы безопасности и работников регистрационных стоек просто не успеют».

«Для того, чтобы работать в наземной службе аэропорта, нужна крепкая профессиональная подготовка, – говорит Г. – Необходимо, например, знать, как обстоит дело с визами в те и иные страны. Например, вы приезжаете в США и там выясняется, что ваша виза просрочена. Американская иммиграционная служба обвинит авиакомпанию в том, что она взяла на борт такого пассажира. Эту авиакомпанию заставят доставить вас обратно, да еще и оштрафуют вдобавок.

Кроме того, работник наземной службы должен знать все требования, связанные с эпидемией коронавируса. У каждого государства они свои. Четыре года назад, перед началом работы в аэропорту, я прошел курс протяженностью полтора месяца. Сейчас новым работникам в течение недели объясняют, что к чему, и все. Они вынуждены сами решать сложнейшие задачи. Здесь и начинаются все ошибки. Чтобы узнать все аспекты этой работы, нужно, как минимум, полгода.

Из-за необходимости проверки документов, связанных с эпидемией коронавируса, каждый пассажир требует от нас в три раза больше времени. А наша зарплата остается все той же. Четыре года спустя после начала работы в аэропорту я по-прежнему получаю минимум – 29,12 шекеля в час с надбавками за ночные смены, выходные и дополнительные часы. Это отнюдь не служит стимулом к продолжению работы».

Адар Канэ, TheMarker, Б.Е. Фото: Томер Аппельбаум ⊥

Метки:


Читайте также