32 семьи обрушившегося дома в Холоне все еще ведут войну на выживание

«Представьте, как вы сидите у разбитого корыта – с экономической точки зрения. Недели проходят, и ничего не меняется. Вокруг вас бюрократический хаос, из-за которого вы совершенно не понимаете, с чего начать и как выходить из этой ситуации», - говорит Адам Альгриси, потерявший свой дом четыре с половиной месяца назад, когда рухнуло здание на улице Серлин в Холоне.

«Представьте, что каждый день в течение этих четырех месяцев вы обнаруживаете, что еще чего-то не хватает. Каждое утро дочки вспоминают о каких-то вещах. Когда пошел первый дождь мы обнаружили, что у нас нет ни зонта, ни теплой одежды. Потому что у нас не осталось шкафа, в котором мы хранили зимнюю одежду. Я даже не говорю, что нам пришлось по новой покупать все детские книжки, потому что девочки не могли заснуть без них».

«Представьте, насколько больше я должен работать, чтобы оплатить аренду жилья, ипотеку, которую банк мне не списывает, как вы понимаете. И все остальные расходы на жизнь. Параллельно с этим мне приходится бегать по инстанциям, уговаривать оценщика страховой компании, чтобы он скорей передал документы госконтролеру. Я ищу застройщика, продолжаю переговоры с муниципалитетом, помогаю соседям - «выжившим в этом Холокосте», среди которых есть очень больные люди. Мне рассказывают про семейную пару, которая жила над нами. Они разводятся. Не смогли пережить это испытание, которое трудно себе даже представить».

Да, земля трясется, на старых зданиях появляются трещины, они разрастаются и углубляются, а жильцы дома на улице Серлин в Холоне все еще пытаются собрать свою жизнь из обломков, и наскрести по шекелю, чтобы заплатить за аренду. Но это все лирика, которой не хватает для министра строительства Зеэва Элькина и канцелярии премьер-министра. Там уже более четырех месяцев, сразу после обрушения здания в Холоне, занимаются армрестлингом, что является не чем иным, как преступной халатностью. Между тем, сотни тысяч семей в Израиле, проживающих в десятках тысяч опасных зданий, живут под постоянной угрозой обрушения. С любыми из них может повториться судьба Альгриси и его соседей.

Требуются поправки в законодательство

На исходе последней субботы высокопоставленные чиновники канцелярии премьер-министра собрались на заседание. У них в руках уже был проект резолюции по опасным зданиям, которую должны были утвердить на заседании правительства в воскресенье утром. Там говорилось о создании трех рабочих групп, которые будут заниматься инженерными аспектами, а также необходимыми законодательством и регуляцией. Страхование, договорные обязательства и юридическая ответственность. Стимулы, льготы и отмена ограничителей на пути реновации ветхого жилья. На эту работу будет выделено 90 дней, по истечению которых должна быть посчитана бюджетная стоимость этих реформ, которые будут обсуждаться в рамках принятия госбюджета на 2023 год.

Формулировку решения уже одобрили министр юстиции Гидеон Саар, министр финансов Авигдор Либерман, министр внутренних дел Айелет Шакед и министр обороны Бени Ганц. А кто не пришел? Министр строительства Зеэв Элькин, который в последний момент перестал поддерживать еще предыдущий вариант.

Причина Элькина - спор о нескольких миллионах или десятках миллионов, которые министр требует от Минфина в течение 45 дней на создание фонда помощи на оплату аренды жилья для людей, выселенных из аварийного жилья. Без такого фонда Элькин и его команда, которые с самого начала взяли на себя инициативу в работе трех групп, не готовы заниматься решением проблемы.

Кроме того, Элькин и его команда требуют принятия поправки к законодательству, которая снизит необходимое большинство жильцов для утверждения проектов реновации аварийных зданий до 51% (вместо 66% сегодня). Но пока Элькин борется на руках с Минфином, работа над реформой, оцениваемой в миллиарды шекелей, застопорилась.

Министр Элькин, видимо, не желает взваливать на свои плечи еще одну гору ответственности, не получив желаемой фотографии, где он вручает чеки счастливым жильцам обрушенного дома. Он, видимо, не желает повторения ошибки, допущенной со зданием на улице Сарлин в Холоне, где он разбрасывал обещания о помощи жильцам на аренду жилья в течение восьми месяцев. Но чиновники Минфина не дали ему возможности сдержать слово, потому что не нашли подходящую статью бюджета. В конце концов, семьи получают финансовую помощь от муниципалитета Холона и пожертвования от Рами Леви и сети «Хаци хинам». А Элькин остался сидеть на месте, поджав хвост - из-за чиновников Минфина.

Если судить по требованиям Элькина, то он придерживается достойных социальных позиций – что государство несет хотя бы минимальную ответственность за крышу над головой у этих людей, которые внезапно остались на улице. Но Минфин и канцелярия премьер-министра не хотят создавать такой прецедент, который априори будет возлагать ответственность за любое рухнувшее здание на государство.

Приближенные Элькина утверждают, что Министерство строительства может утверждать программы без выделения бюджета и вмешательства со стороны других министерств или ведомств. «Если они хотят создать серьезную межминистерскую команду, то пусть сначала выделят средства для фонда помощи. Пусть бюджетный отдел Минфина продемонстрирует, что они способны выделить средства для граждан, переживших колоссальный кризис», - говорит один из команды Элькина. С другой стороны, высокопоставленные правительственные чиновники намекают, что Элькин на самом деле не хочет брать ответственность за опасные здания на себя, поэтому он ставит невыполнимые условия и пытается вымогать дополнительные бюджеты.

Результат: с момента обрушения здания в Холоне прошло более четырех месяцев, а израильское правительство до сих пор спорит о ерунде. Четыре месяца, в течение которых правительство могло бы завершить работу групп и получить рекомендации и поправки к законодательству, а также бюджетный план для работы с 26 тысячами аварийных зданий, потеряны. В этом контексте стоит упомянуть, что последний год был рекордным для нашего государства по доходам от продажи земли и налогам на недвижимость - более 45 миллиардов шекелей.

Посмотрите в глаза Адаму Альгриси

Может быть, надо напомнить всем нашим чиновникам - Яиру Пинесу, Раму Белинкову и Авиаду Фридману – про Адама Альгриси. Еще четыре с половиной месяца назад он жил в собственной квартире. Сегодня он снимает жилье и продолжает платить ипотеку. У него жена и дети. Каждое утро он замается решением проблем своих бывших соседей, среди которых много стариков и больных людей. Каждое утро по телефону они обсуждают какие-то вещи, которые пропали под обломками – фотографии, фамильные украшения, картины или другие артефакты. Он помогает всем разбираться со страховками и банками.

Я спросила Альгриси, кто прав? Элькин, который требует выложить миллионы на стол и помочь жильцам в режиме реального времени, но для этого держит всех в заложниках. Или другие министерства, которые хотят довести дело до конца без предварительных условий.

«Меня раздражает, что в течение четырех месяцев, когда моя жизнь рушится, они ведут войны, — говорит Альгриси. - Говорю прямо: обе стороны по-своему правы, обе стороны могут эту проблему решить. Но сейчас 32 семьи ведут войну за выживание. Наши лидеры, которые должны брать на себя ответственность, не хотят ее брать. Пусть придут сюда и посмотрят нам в глаза. У нас случилась катастрофа. Мы все могли погибнуть. Это чудо, что мы выжили. Я разочарован, потому что я не могу помочь моим дочерям. Я тружусь с утра до ночи, но не могу вернуть им их дом. Им и всем нашим соседям. А наши политики не могут принять решение четыре месяца. Соберитесь в кабинете, закройте двери и не выходите, пока не договоритесь по всем пунктам. Хватит тянуть до следующей трагедии. Хватит делать вид, что опасности для жизни граждан больше нет. Мало вам было, что вся страна содрогнулась от нашей беды. Вернитесь за стол и закройте все вопросы».

Министр строительства Зеэв Элькин отказался от комментариев.

Гили Мельницки, TheMarker Ц.З. Фото: Нир Кейдар

Метки:


Читайте также